Чем грозит банковской системе возможная девальвация рубля

Споры о вреде и пользе ослабления рубля для отечественного производителя носят академический характер до тех пор, пока не взвешены риски банковской системы. Странно было бы рассуждать об импортозамещении на гребне пресловутой второй волны кризиса. А рисков много. Правильно или неправильно истолковали аналитики слова президента Ассоциации региональных банков Анатолия Аксакова о девальвации – сегодня это уже неважно. Важно, что они прозвучали, и участники рынка восприняли их всерьез.

Интересно, что в цитатах Анатолия Аксакова упоминалось и о выигрыше банков от девальвации: заработавшие на импортозамещении и экспорте заводы начнут исправно платить по долгам. На микроуровне это может выглядеть примерно так. Допустим, у банка есть кредитордевелопер. У девелопера недостроенные или нераспроданные объекты, они возводились за рубли, цены же на рынке традиционно номинируются в валюте. В случае с девальвацией возникает эффект удешевления, по крайней мере, психологический. Вкладчик того же самого или другого банка, а, может, вовсе и не вкладчик видит новую долларовую цену и, очарованный ею, закрывает валютный депозит или вынимает деньги из сейфа и покупает жилье. Девелопер получает кэш, за счет которого расплачивается с банком. И если у кредитной организации активы и пассивы сбалансированы по валютам, она действительно остается в выигрыше.Но, по словам опрошенных «Ф.» банкиров, риски новой девальвации перекрывают ее преимущества для банковской системы. Что сулит.Одна из девальвационных выгод, впрочем, весьма условная – возможность заработать на купле-продаже валюты и положительной переоценке номинированных в ней активов. «Благодаря прошлой плавной девальвации банки из топ-20 заработали около 47 млрд. рублей на торговых операциях и еще 135 млрд. за счет переоценки балансов», – напоминает аналитик банка «Траст» Владислав Сидоров. Но здесь нужно обратить внимание на два момента.Во-первых, курсовой коридор расширялся постепенно, и это позволило банкам зарабатывать сотни годовых спекуляциями, причем почти без риска – подвоха от ЦБ не ждали, в его силах, но не в его интересах было наказывать спекулянтов. Все-таки за устойчивость банковской системы регулятор отвечает в неменьшей степени, чем за стабильность государственной валюты. Будет ли плавной будущая девальвация (если она, конечно, будет вообще)? Финансовые власти прошлой осенью-зимой немало наслушались по поводу чрезмерно резкого сокращения международных резервов и протекционизма в отношении госкомпаний с их огромными валютными долгами. Теперь иные обстоятельства. «Еще одна девальвация, если ЦБ все-таки решится ее провести, будет резкой – только в этом случае ее влияние для экономики окажется заметным. И в такой ситуации сыграть на рынке смогут лишь несколько крупнейших банков – государственные и частные из числа «приближенных». Им, вероятней всего, о дате девальвации сообщат заранее», – высказывает мнение топ-менеджер регионального банка, близкого к госструктурам.Второй момент: даже если на какой-то короткий период динамика курса рубля вновь станет предсказуемо отрицательной, спекулятивные бонусы от девальвации банки быстро растеряют. «Сейчас ее эффект на финансовых показателях большинства банков уже никак не отражается – все эти доходы поглотило создание дополнительных резервов по плохим кредитам. В случае роста просрочки, еще одно падение рубля может в лучшем случае минимизировать убытки, поскольку все заработанные на курсовых движениях средства вновь пойдут на увеличение резервов», – считает Владислав Сидоров из «Траста». И здесь мы подошли к самому острому вопросу: чем грозит девальвация операторам рынка.Не буди лихо. Кредитные риски – подводный камень, который затаился в виртуальной пока девальвационной волне. Несмотря на то, что с конца прошлого года большинство банков минимизировали кредитование в валюте, их доля в общем объеме выданных ссуд по-прежнему остается довольно высокой. По данным Банка РФ, на 1 августа 2009 года доля валютных займов в совокупном кредитном портфеле банковской системы составила 32%. Из общего объема кредитов, выданных корпоративным кредиторам, около 29% – валютные. С «физиками» операторы вели себя осторожнее – 12%. Но и риски невозвратов со стороны населения, большая часть которого получает рублевые зарплаты, выше. «Розничное кредитование в долларах и евро стало бы нарушением принципа закрытой валютной позиции – ведь когда ты выдал кредит в долларах, а у клиента зарплата в руб­лях, ты, по сути, взял на себя валютный риск», – говорит председатель правления СКБ-банка Владимир Пухов. Девальвация, особенно резкая, если и повысит платежеспособность рублевых кредиторов, то со значительным временным лагом, многие же валютные дебиторы окажутся на грани дефолта гораздо быстрее.Теперь об обязательствах самих банков. В тридцатке крупнейших доля валютных пассивов в общей структуре обязательств варьируется от 10,4% у Газэнергопромбанка до 87,1% у «Нордеа». Впрочем, относительно высокий процент валютных заимствований характерен отнюдь не только для дочек иностранных банковских групп. Порой в глаза бросается дисбаланс в валютной структуре активов и пассивов. Так, на 1 июля обязательства в валюте Хоум Кредит энд Финанс банка (ХКФБ) в два раза превышали соответствующие активы (32 млрд. рублей против 16 миллиард рублей). С другой стороны, степень риска нельзя определять лишь по данному соотношению, ключевую роль играет хедж-политика каждого конкретного банка. В ХКФБ «Ф.» заявили, что на случай девальвации валютная позиция банка надежно захеджирована (см. «Как «Хоум Кредит» валютные риски хеджирует»). В банке «Русский стандарт» на 1 июля наблюдается похожая ситуация (91 млрд рублей против 41 млрд.). «Все валютные риски в рамках сделок по привлечению ресурсов в инвалюте захеджированы и не создают дисбаланса для развития банка», – сообщил «Ф». старший вице-президент «Русского стандарта» Леван Золотарев.Пси-фактор. «Девальвация может нарушить и без того ослабленную банковскую систему – именно по этой, психологической причине, она не нужна кредитным организациям», – говорит генеральный директор Новосибирского муниципального банка Владимир Женов. Другие банкиры, опрошенные «Ф.», конкретизируют: девальвация может взбудоражить население, и его реакция непредсказуема. Операторы опасаются, что из-за резкого падения рубля не исключено повторение осенних событий 2008-го, когда произошел крупнейший за последние годы отток частных вкладов населения. Экстренное изъятие вкладов чревато катастрофой для самих банков. «Относительное спокойствие населения – вот, пожалуй, основное достижение всего пакета антикризисных мер для банковской системы. Еще одна девальвация может свести его на «нет», и тогда ни о какой стабильности для банков и речи быть не может», – считает один из банкиров. Владимир Женов, между тем, признает: «Мы немножко устали от потрясений».Пожалуй, волнения частных клиентов банки боятся сильнее всего – поведение населения при каждом форс-мажоре можно предсказать, но крайне тяжело бороться с его последствиями. Из-за оттока частных вкладов осенью 2008 года пострадали банки из числа крупнейших, а несколько крепких средних игроков (например, «Банк24.Ру», «Северная казна») попали под санацию.Они не рискнут! Председатель совета Ассоциации региональных банков Александр Мурычев не относится к сторонникам девальвации. «Макроэкономических предпосылок для нее нет. И единственное, что может подвигнуть Центрбанк к ослаблению рубля – падение цен на российскую нефть ниже $30 за баррель. Конечно, есть группы, которые заинтересованы в девальвации – это крупные компании-экспортеры и, возможно, несколько крупных банков. Но финансовые власти из экономических да и политических соображений никогда не пойдут на такой шаг в интересах экспортеров и спекулянтов», – уверен Александр Мурычев.По итогам бесед с банкирами, в том числе в ходе сочинского форума, становится понятно: этому рынку девальвация не нужна. Выгода российских предприятий за счет эффекта импортозамещения и, соответственно, роста спроса на отечественную продукцию проглядывается, но «живой водой» девальвация здесь все равно не прольется. По-настоящему конкурентной российская продукция сможет стать в течение нескольких лет при стабильно низком курсе рубля. К чему была вся эта буря, до сих пор неясно: вряд ли тем же экспортерам и крупным банкам удастся пролоббировать обвал рубля – здесь слишком высоки риски социального потрясения. А его необходимо избежать во что бы то ни стало. Чем может обернуться для банков девальвация?Михаил Шишханов, президент Бинбанка (Binbank):– В период кризиса многие страны прибегают к девальвации национальных валют. Но наряду с поддержкой реального сектора экономики, необходимо помнить и о последствиях. Рост инфляционных рисков, удорожание внешнего долга, сужение экономики и, самое главное, социальная напряженность могут негативно отразиться на темпах восстановления экономики. Социальная дезориентация в особенности не выгодна банковскому сектору. Как говорят банкиры, «деньги любят тишину». В отсутствии внешних источников фондирования средства физлиц остаются одним из важнейших источников пополнения ресурсной базы. Стабильность в привлечении и снижение угрозы резкого оттока вкладов являются основными стержнями стабильности банковского сектора и экономики в период кризиса. Краткосрочную выгоду от девальвации и волатильности курсов могут получить профессиональные игроки международного рынка Forex, которыми являются и банки. Но стабильность финансового рынка важнее в долгосрочном периоде. Николай Сидоров, председатель правления Абсолют банка:– Сейчас идут разговоры о том, что девальвация выгодна кредитным организациям как дополнительная возможность «заработать» в условиях кризиса. Но я хочу напомнить, что для банков, так же, как и для остальных участников рынка, девальвация – это повышенные риски. Поскольку любые колебания курса валют могут принести не только доход, но и убыток. Ослабление курса рубля ведет к увеличению кредитной нагрузки по валютным долгам, доля которых в банковских портфелях достаточно велика. Это, в свою очередь, может усугубить кризис плохих долгов и рост просрочки, что вызовет необходимость в создании новых резервов и снижение достаточности капитала по банковской системе в целом. Кроме того, важно помнить, что российские банки сегодня щепетильно относятся к своим валютным позициям, понимая возросшие в этом сегменте риски, поэтому, чтобы их минимизировать, и активы и пассивы сбалансированы по валютам. Сергей Зайцев, председатель правления МБРР:– Девальвация для банков – довольно неприятное событие. Первый момент – у заемщиков, которые брали кредиты в валюте, сильно ухудшается платежеспособность, если у них не было экспортной выручки. Таких заемщиков много – это и предприятия, ориентированные на внутренний рынок, и розничные клиенты по автокредитам и ипотеке. Поэтому очередная девальвация может стать еще одним ударом по качеству активов российских банков. Второй момент – население начинает конвертировать сбережения в доллары и евро, компании – активно скупать валюту. ЦБ, продавая ЗВР, забирает рубли из экономики – возникает их дефицит на рынке. В конце 2008-го – начале 2009 года, ставки по рублевым кредитам на межбанке начали резко расти и достигли 25-30% годовых. Это накладывает дополнительную нагрузку на прибыльность банков: рублевые пассивы резко дорожают, а доходность рублевых активов остается прежней. Третий негативный фактор – падение рублевого фондовой биржи, которое обусловлено «бегством» инвесторов из рублевых бумаг. Владимир Пухов, председатель правления СКБ-банка:– Банки в данном случае – нейтральная зона. Для нас не имеет значения, с каким официальной валютой Российской Федерации работать. У банков есть такое понятие, как открытая валютная позиция. Политика нашей кредитной организации подразумевает, что валютная позиция должна быть закрыта всегда. Мы не играем в рыночный риск. По итогам каждого рабочего дня мы закрываем валютную позицию – сколько ты сегодня валюты продал, столько же должен и купить. При таком подходе движения курсов на финансовое состояние банка никак не влияет. И на наших кредиторов девальвация не повлияет тоже – корпоративные кредиты в валюте мы предоставляем только компаниям с валютной выручкой, а физическим лицам выдаем только рублевые. В целом для банковской системы и для отдельных ее звеньев девальвация, конечно, может представлять угрозу, но здесь каждый выбирает свою судьбу. Риски возрастают у тех операторов, которые увлекаются рыночными играми и держат открытую валютную позицию. Павел Барчугов, член правления Сведбанка:– Возможная девальвация рубля отразится на заемщиках. У граждан с рублевой зарплатой возрастет бремя платежей, то же самое произойдет с компаниями, которые брали кредиты в валюте: платеж увеличивается, в то время как обороты бизнеса падают. Возрастающая нагрузка может привести еще к одному витку реструктуризаций, в худшем случае – к еще одной волне корпоративных дефолтов. Поэтому девальвация, по сути, представляет системную угрозу для банковского сектора. Прибыль, полученная в результате спекулятивных операций на валютном рынке, не перекроет возросшую просрочку. Существуют и другие риски. Если в результате девальвации активы банков ухудшатся, и значительное количество игроков потеряют устойчивость, это может повлиять на поведение вкладчиков и привести к оттоку и перетоку клиентских средств.

 

сообщает - newsland.ru
девальвация
девальвация
Опубликовано на ForexAW.com 21.09.2009 21:40 437
Последнее редактирование 21.09.2009 21:40 NEWs
Последняя линковка 11.12.2017 03:04