Перспективы нефтяной отрасли

Нефтяные гонки могут подорвать здоровье российской экономики

Наверное, даже самым далеким от экономики гражданам России не нужно объяснять, насколько важна для нашей страны добыча нефти

Наверное, даже самым далеким от экономики гражданам России не нужно объяснять, насколько важна для нашей страны добыча нефти. Ведь черное золото - не только главное сырье для переработки жизненно необходимых бензина, мазута и дизтоплива, а также бесконечного количества продуктов вторичной переработки (от пластмасс до некоторых белков), но и краеугольный камень отечественного бюджета. А от него в свою очередь питаются многочисленные государственные служащие разного уровня, социально необеспеченные граждане, целая армия пенсионеров. Продажа нефти западным партнерам позволяет строить дороги, содержать армию, запускать ракеты в космос.

А если все это так, то возникает резонный вопрос: насколько хорошо все те, кто имеет отношение к "нефтянке", заботятся о перспективах отрасли? То есть что делается у нас в стране для того, чтобы добыча черного золота продолжалась как можно дольше.

Впереди планеты всей

В прошлом 2012г. произошло знаменательное событие: Россия обогнала по объему добычи нефти практически бессменного лидера - Саудовскую Аравию, о чем не преминуло сообщить Министерство энергетики РФ. Теперь каждые сутки в нашей стране извлекается из недр 10,4 млн барр. черного золота.

При этом по объемам запасов нефти наше государство находится лишь на 7 месте. Обгоняют нас в основном страны Персидского залива, у которых, как шутят некоторые нефтяники, можно вбить в землю шест, вытащить его и из образовавшейся скважины начнет фонтанировать черное золото. У нас, к сожалению, все не так радужно. Отечественные месторождения значительно сложнее арабских - как по сложности извлечения запасов углеводородного сырья, так и по состоянию самих месторождений, многие из которых уже давно пережили свой золотой век и сейчас представляют собой обводненные залежи нефтегазоносных слоев, способные давать "урожай" в течение не совсем уж растянутой перспективы.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: при таких стремительных темпах роста добычи, которые Россия демонстрирует последние несколько лет, запасы могут исчерпаться несколько быстрее, чем нам бы того хотелось. Если, конечно, не предпринимать ничего, чтобы ликвидировать эту досадную ситуацию.

Вечный вопрос: что делать?

Неслучайно сейчас практически все крупнейшие российские нефтяные компании озаботились наращиванием запасов. Так, например, "Роснефть" серьезно нацелилась на арктический шельф, где, по оценкам консалтинговой компании USGS, в российском секторе добычи сосредоточено более 250 млрд. барр. нефти и газа в нефтяном эквиваленте. Это 60,1% общих запасов всей Арктики. При этом самые крупные суммарные запасы в Западно-Сибирском бассейне — 3,6 млрд барр. нефти, 18,4 трлн куб. м газа и 20 миллиард барр. газоконденсата, что дает в сумме 132 млрд. барр. нефти и газа в нефтяном эквиваленте.

Однако есть одна маленькая незадача, а именно – глубокое залегание этих запасов, некоторые из которых уходят корнями в пласты времен Мезозоя, что позволяет прогнозировать грядущие сложности при извлечении данной нефти на свет. И это не говоря уже о том, что реализация проекта может "влететь в копеечку". Поэтому крупнейшая нефтяная компания Российской Федерации до недавнего времени была озабочена поисками стратегического партнера, чтобы совместно освоить наш шельф. К счастью, помощник в этом нелегком, но очевидно прибыльном деле нашелся. Им оказался норвежский гигант Statoil. И в 2014г., если ничто не воспрепятствует грандиозным планам, партнеры начнут осваивать шельф наших северных морей.

Частные компании, которые закон не допустил к дележке арктического нефтяного пирога, пробуют свое счастье за границей. Так, Лукойл практически каждый год рапортует об открытии или поглощении очередного профильного бизнеса за рубежами Российской Федерации. Помимо ближнего зарубежья, компания стремится присутствовать в проектах по добыче углеводородов и на Ближнем Востоке, и в Норвегии, и даже в Венесуэле. При таких темпах экспансии будет совершенно неудивительно, если со временем слоганом компании станет: "ЛУКОЙЛ never sleeps".

Готовь сани летом

При этом большинство крупных компаний старается все-таки вкладываться в инфраструктуру добычи, новые технологии и сервисы, особенное внимание уделяется охране окружающей среды. Без этого тоже никуда, потому что если вы хотите заниматься нефтяным бизнесом долго, то о природе матушке нужно позаботиться в первую очередь. Иначе может произойти такая ситуация, что встанет вопрос о лишении лицензии на право добычи.

Правда, проверить оптимистичные реляции нефтяников, объявляющих о своих успехах в деле развития инфраструктуры и развития окружающей среды, достаточно не просто. Компании, безусловно, заинтересованы скрывать происходящее не их месторождениях. Так, на официальном сайте может быть, например, написано, что компания за время своей деятельности построила пару установок по подготовке и сдаче нефти, развивает сеть трубопроводов на своих месторождениях, активно наращивает добычу.

А потом неожиданно появляется чиновник из местной (для региона базирования компании) администрации, заявляющий, что при существенных темпах роста добычи компании и, несомненно, большой выручке компания абсолютно не вкладывается в инфраструктуру, в частности в реконструкцию трубопроводов, использует изношенное коррозией оборудование, что ухудшает экологическую обстановку. Такое заявление, например, сделал в отношении ЗАО "Самара-Нафта" представитель администрации Самарской области. И поди проверь, кто же из них прав: чиновник или компания?

Надо сказать, что подобное заявление, скорее, исключение из правил. Обычно местные администрации бывают очень довольны деятельностью работающих на их территории нефтяников. Даже если они работают на устаревшем оборудовании, оставшемся еще со времен СССР.

Тяжелое наследство

К сожалению, такое тоже есть в отрасли. Связано это с тем, что большинство месторождений находится у нас в местах значительно удаленных от цивилизации – преимущественно в сибирской тайге. И даже для крупных вертикально-интегрированных компаний довольно-таки затратно менять изношенное оборудование на месторождениях. Или завозить новое буровое оборудование.

Так, по данным из разных источников, около 50% буровых установок нефтегазовой отрасли работает больше 20 лет. При этом износ бурового оборудования достигает местами 70%. В практическом плане это означает, что если оборудование не будет заменено, то через какое-то уже вполне обозримое время оно начнет выходить из строя. При этом, учитывая массовость явления, произойти это может единовременно и повсеместно. В таком случае гонка по объемам добычи нефти с Саудовской Аравией может оказаться не в нашу пользу. Осваивать же новые, как правило, глубокозалегающие месторождения без новой техники практически невозможно.

Вместо послесловия

Таким образом, можно сделать вывод, что если в ближайшее время ситуация в отрасли не изменится, государство, которое, по мнению многих экспертов, обязано задавать тон на этом рынке, совместно с нефтяными компаниями не начнет активно искать новые месторождения и вкладываться в инфраструктуру, эйфории от достигнутых успехов может придти конец. Нам же останутся лишь заполненные водой подземные пустоты, сопоставимые по размеру с некоторыми европейскими государствами.

Кирилл Ляпунов, РБК 
экономика россии
экономика России
Видео 1

Размещено на ForexAW.com

с rbc ru / РБК ру

Опубликовано на ForexAW.com 07.02.2013 17:43 276
Последнее редактирование 07.02.2013 17:43 NEWs
Последняя линковка 11.12.2017 03:16