Россия разобралась с Лондонским клубом

Вчера Минфин РФ сообщил о завершении переоформления долга перед Лондонским клубом кредиторов – последний транш, переведенный кредиторам, составил всего около $1 млн. При этом держатели советских долгов кроме указанного платежа получили также еврооблигации Российской Федерации с погашением в 2030 году (RU30).Долг перед Лондонским клубом кредиторов (т.е. перед частными зарубежными банками) – это долгая история, не очень веселая для заемщиков бывшего СССР. По состоянию на 31 декабря 1991 года у СССР имелась задолженность перед коммерческими кредиторами, после распада СССР эта задолженность более не обслуживалась (т.е. ни кредиты, ни проценты по ним не погашались). Тем не менее, она достаточно активно торговалась на рынке в виде так называемых FTO (Foreign trade obligations, внешнеторговые обязательства), т.е. заемщики СССР могли продать свою кредиторскую задолженность и выручить за неё живые деньги. Сейчас, когда реалии 90-х несколько подзабылись, не будет лишним напомнить что же это был за рынок и что на нем торговалось. Итак, иностранный коммерческий кредитор (член Лондонского клуба кредиторов) имел на руках некоторый многостраничный контракт с Внешэкономбанком СССР (или с какой-нибудь из советских внешнеторговых организаций), который являлся основанием для признания задолженности перед этим кредитором. Далее ВЭБ и уполномоченное российское внешнеэкономическое министерство (которое несколько раз переименовывалось, в том числе оно носило и название МВЭС) производили выверку задолженности; соответственно, выверенная задолженность ценилась выше, чем невыверенная. Таким образом, при покупке такого долга покупатель приобретал у продавца комплект документов советских времен вместе с документами, подтверждавшими выверку задолженности. Иногда случалось, что задолженность исчезала в результате межправительственных взаимозачетов. Тем не менее, рынок FTO существовал и был достаточно ликвидным.Все это время (т.е. с 1992 по 1997 годы) не прекращались переговоры с Лондонским клубом кредиторов о реструктуризации советской задолженности. В 1997 году эти переговоры вышли на финишную прямую и обозначились контуры новых инструментов – PRIN (основная сумма долга) и IAN (Interest Arrears Notes, ноты на просроченные проценты). Возник рынок долгов, торговавшихся на условиях when/if – т.е. расчеты должны были произойти в случае, если выпуск ценных бумаг (PRIN и IAN) состоится; если бы выпуск не состоялся, то и расчеты по сделкам не производились бы. Одновременно торговались и FTO, обозначавшиеся как VNESH (т.е. задолженность Внешэкономбанка). До осени 1997 года на рынке преобладали оптимистические настроения, и российские банки достаточно активно спекулировали VNESH, PRIN и IAN, однако потом "вдруг" случился азиатский финансовый кризис, в результате чего рынки обрушились. В декабре 1997 года состоялся долгожданный обмен FTO на PRIN и IAN (для кредиторов, согласившихся на условия реструктуризации, конечно) – кредиторы могли сдать свои документы, подтверждавшие существование задолженности и получить вновь выпущенные ценные бумаги PRIN и IAN на счета в Euroclear или Clearstream (международных клиринговых системах); также прошли расчеты по PRIN/IAN, торговавшихся на условиях when/if, т.е. виртуальные ценные бумаги материализовались на счетах депо, за что были заплачены соответствующие деньги.К сожалению, судьба вновь выпущенных бумаг (PRIN и IAN) оказалась несчастливой – после августовского дефолта 1998 года по ГКО эти бумаги также оказались в дефолте. После дефолта 1998 года российское руководство приняло решение разделить внешние долги на "российские" и "советские". К числу "российских" долгов относились, в том числе, еврооблигации, выпущенные Россией в 1996-1998 годах; в число "советских" долгов попали PRIN и IAN, облигации внутреннего государственного валютного займа (ОВГВЗ), а также неурегулированная задолженность FTO. Вновь начались переговоры с Лондонским клубом кредиторов о реструктуризации задолженности (на этот раз PRIN и IAN), а также той части задолженности, которая не была урегулирована при предыдущей реструктуризации и оставалась в виде FTO. Переговоры завершились в 2000-2001 г.г. обменом PRIN и IAN на еврооблигации РФ с погашением в 2010 и 2030 годах. Еврооблигации с погашением в 2030 году (RU30) стали самой ликвидной ценной бумагой на рынке российского внешнего долга.В то же время неурегулированная часть задолженности (в форме FTO) продолжала торговаться на рынке. Мин фин предпринимал усилия по урегулированию этой нереструктурированной задолженности, результатом чего и стало вчерашнее событие. В итоге подавляющая часть (в прессе опубликована цифра 99,9%) задолженности успешно реструктурирована и переоформлена в виде долговых ценных бумаг.Почему эта достаточно долгая (почти 20 лет) история завершилась именно сейчас? Дело в том, что Минфин планирует в наступившем году осуществить заимствования на рынке еврооблигаций (максимум $17.8 млрд.), поэтому новость об окончательном урегулировании задолженности перед Лондонским клубом будет способствовать более успешному размещению планируемых к выпуску бумаг и, как следствие, снизит стоимость обслуживания долга - Юрий Юфряков, "Галлион Капитал"
минфин
мин фин

 

игуру
игуру

iguru.ru 

Опубликовано на ForexAW.com 26.01.2010 18:21 246
Последнее редактирование 26.01.2010 18:21 NEWs
Последняя линковка 11.12.2017 03:05