Законодатели легализовали электронные платежи


undefined
 Законодатели легализовали электронные платежи, через которые, по мнению многих участников рынка, юридические лица смогут неофициально осуществлять внутренние расчеты. В результате необходимость осуществления банками контроля за соблюдением кассовой дисциплины клиентов теряет смысл.

Действующее положение Центрального банка «О правилах организации наличного денежного обращения на территории РФ» обязывает коммерческие банки не реже одного раза в два года проверять соблюдение определенного порядка ведения кассовых операций и работы с денежной наличностью всех юридических лиц, находящихся у него на обслуживании. Согласно документу кредитные организации должны проверять полноту оприходования в кассе предприятия денежной наличности, полученной в банке, полноту сдачи денег в кассу банка, соблюдение согласованных условий расходования поступающих в кассу предприятия наличных денежных средств, лимита остатков кассы, установленных предельных сумм расчетов наличными деньгами между юридическими лицами, правильность ведения кассовой книги и прочих кассовых документов. При установлении фактов нарушения порядка работы с денежной наличностью банк обязан передать материалы налоговым органам для определения мер ответственности.

До тысячи клиентов на одного

Работа это достаточно трудоемкая. Так, Клавдия Мошечкова, директор департамента операционно-кассовых операций Инвестторгбанка, рассказала: «В банке обслуживается более 10 тысяч юридических лиц. Основной контроль за кассовой дисциплиной клиентов осуществляет специально выделенный сотрудник головного офиса, который проверяет большую часть предприятий, но в его обязанности входит также и контроль за сотрудниками дополнительных офисов, проверяющих клиентов самостоятельно. В дополнительных офисах проверку кассовой дисциплины ведет начальник операционного отдела или главный бухгалтер. В среднем за каждым сотрудником, совмещающим обязанности в дополнительном офисе, закреплено по плану около ста организаций в год. За сотрудником банка, занятым только проверкой кассовой дисциплины в головном офисе, закреплено более тысячи организаций».

В СДМ-Банке, как рассказал заместитель председателя правления Вячеслав Андрюшкин, нет отдельно выделенных сотрудников, занимающихся контролем кассовой дисциплины клиентов. Эти функции совмещают уполномоченные сотрудники операционных подразделений центрального офиса и отделений банка.

В банке «АК БАРС» для выполнения этих функций специальных сотрудников также не выделяют. Директор департамента кассового обслуживания Гульнара Галиакберова пояснила: «Указанная работа осуществляется сотрудниками отдела денежного обращения управления кассовых операций и денежного обращения департамента кассового обслуживания в количестве четырех человек. В среднем в течение года один экономист проверяет 190 организаций».

Таким образом, если раскидать нагрузку между работниками, то задача уже не кажется такой масштабной, а расходы большими. Для выполнения контроля за кассовой дисциплиной тысячи клиентов банк может нанять либо одного работника, либо распределить клиентов между сотрудниками соответствующих подразделений.

Предприятие может предоставить в банк для проверки документы, не отражающие реальное положение дел в организации.

В то же время, помимо осуществления проверки кассовой дисциплины, банкам приходится заполнять по требованию надзорных органов множество других формуляров, составлять отчеты, писать разъяснительные записки, и все это накапливается снежным комом и выливается в бумажную волокиту и раздутый штат.

Банкиры, настаивая на снятии с них обязанностей по контролю за кассовой дисциплиной клиентов, указывают на то, что такие проверки не являются основной функцией кредитной организации. Отслеживание финансовых потоков организаций, по идее, входит в полномочия фискальных органов.

А законопроект и ныне там

Законопроект по вопросу отмены контроля со стороны кредитных организаций за соблюдением предприятиями правил работы с денежной наличностью можно, наверное, назвать рекордсменом — на рассмотрении в Госдуме он находится уже почти пять лет.

Более того, Государственной Думой был принят в первом чтении проект ФЗ «О признании утратившей силу статьи 15.2. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», который отменяет контроль со стороны кредитных организаций за соблюдением предприятиями правил работы с наличными деньгами. Кроме того, Центральным банком Российской Федерации была подготовлена новая редакция Положения № 14-П, которая не содержит нормы по проведению кредитными организациями вышеуказанных проверок.

Но перед законотворцами на этапе обсуждения возникла дилемма: кто, если не банки, будет производить подобные проверки? Вариант предоставления предприятиям полной свободы распоряжения собственными средствами не рассматривался. Ведь отмена контроля за кассовой дисциплиной не только развяжет бизнесу руки, но и в определенной степени ограничит полномочия представителей власти. Поэтому было решено передать эту функцию налоговой службе, которая к тому же и осуществляет подобные мероприятия при поступлении заявления от банка о выявленных им в ходе проверки нарушениях. Министерство финансов даже успело подготовить соответствующие законопроекты.

Однако эта идея не очень понравилась бизнес-сообществу. Одно дело, когда банк указывает уполномоченному ведомству на конкретного нарушителя, а другое — когда предоставляет контролирующим органам практически неограниченный доступ к коммерческой тайне.

Идеальный вариант для банков — полностью отменить подобные проверки. Однако такой сценарий развития событий практически исключен. Предполагается, что контроль за кассовой дисциплиной выявляет случаи финансирования терроризма и легализации доходов, полученных преступным путем. За этим строго следят не только регуляторы, но и ФАТФ.

Выбирая из двух зол, коммерческие банки и общественные деятели дали задний ход и прекратили лоббировать законопроект по снятию с банков обязанности контроля за кассовой дисциплиной клиентов.

Кроме того, контроль за кассовой деятельностью компаний имеет и побочный положительный эффект для банков: он стимулирует развитие безналичных расчетов и способствует сохранению средств предприятий на банковских счетах. Есть риск, что, получив вольную, предприятия могут существенно сократить остатки на своих корсчетах и перейти на хранение наличности в кассах. В условиях дефицита ликвидности сокращение денежной массы может оказаться для банков болезненным.

Свои люди — сочтемся

Большинство банкиров констатируют, что значительные нарушения в работе кредитных организаций им удается выявлять достаточно редко. Гульнара Галиакберова («АК БАРС») рассказала, что наиболее распространенными нарушениями, выявленными в результате проверки кассовой дисциплины, являются: превышение нормы расходования выручки, ненадлежащее оформление кассовых документов, нецелевое использование денежных средств, полученных из банка, несоблюдение согласованных с банком условий расходования выручки. При этом Гульнара Галиакберова отмечает: «В соответствии с Кодексом РФ «Об административных правонарушениях» перечисленные виды нарушений не влекут наложения штрафа налоговыми органами».
Кредитные организации пытаются «мирным» путем решить вопросы, потому что сообщение в налоговые органы может быть расценено бизнесменом как недружественный шаг со стороны банка и даже как личное оскорбление.

Как правило, при обнаружении каких-либо нарушений уполномоченные сотрудники банка делают соответствующее сообщение в организацию, а в справках дают рекомендации не нарушать установленный порядок. К тому же большая часть подобных нарушений имеет объяснение. Например, превышение допустимых лимитов в кассе предприятия может быть вызвано проведением сезонных работ.

Кредитные организации пытаются «мирным» путем решить вопросы, потому что сообщение в налоговые органы может быть расценено бизнесменом как недружественный шаг со стороны банка и даже как личное оскорбление. И не исключен вариант, что клиент уйдет из банка.

От контроля есть приемы

Вячеслав Андрюшкин (СДМ-Банк) признается: «На мой взгляд, контроль кассовой дисциплины со стороны банков значительно не влияет на повышение ответственности бизнеса, ведь предприятие может предоставить в банк для проверки документы, не отражающие реальное положение дел в организации».

И эти слова подтверждают сами предприятия. Так, некоторые из них на условиях анонимности поделились своими обманными схемами.

Например, сотрудник одной из компаний рассказал, что в соответствии с установленными лимитами в кассе предприятия может храниться 30 тыс. рублей. Однако его текущие расходы значительно превышают эту сумму. По закону юридические лица имеют право хранить в своих кассах наличные деньги (полученные из банка) сверх установленных лимитов только для оплаты труда в течение трех рабочих дней. Руководствуясь этой оговоркой, предприятие официально заявляет, что оно выдает зарплату три дня, и в течение этого периода свободно распоряжается имеющейся в кассе наличностью.

В другой компании поведали, что они иногда для совершения покупки выписывают кассовые ордера без указания точной даты, а потом нужное число «подгоняют» под день, когда в кассе могла быть обозначенная сумма.

Сотрудник сельскохозяйственного кооператива рассказал случай, когда предприятие было вынуждено пойти на нарушение. Заводу потребовалось приобрести насос стоимостью 200 тыс. рублей. Однако максимальная сумма, установленная для наличного расчета с юридическими лицами, составляет 100 тыс. рублей. То есть получается, что предприятие не может сделать покупку, стоимость которой превышает установленный лимит. Следуя букве закона, предприятие должно было совершить безналичный расчет. Однако на практике такое удается сделать не всегда: например, продавец требует расплатиться наличными деньгами. Предприятие нашло выход. Данный насос был официально куплен по запчастям — в один день приобрели корпус насоса, а во второй — двигатель и станцию.

Таких уловок может быть множество. Мало вероятно, что в общем потоке документов сотрудник банка сможет проследить путь каждой платежки.

В итоге получается двоякая ситуация. С одной стороны, данный контроль необходим, потому что банки — это структура, которая действительно владеет информацией о доходах и расходах и может выявить незаконные махинации. С другой — эффективность проверок сомнительна. Злостные (да и не злостные) нарушители, а уж тем более террористы при необходимости разработают хитрые схемы, сфальсифицируют отчетность, предоставят ложные сведения.

При смене проверяющего ситуация вряд ли изменится в лучшую сторону. Банк, даже следуя закону, старается быть лояльным по отношению к своему клиенту и при мелких нарушениях ограничивается предписаниями и предупреждениями. Если же проверять кассовую дисциплину поручат не банкам, а чиновникам, то те будут «заинтересованы в партнерстве» совсем по-другому — не так, как банки. А потому последствия от подобных проверок кассовой дисциплины могут оказаться для предприятий более ощутимыми. Банкам же при передаче этой функции внешним органам полностью снять с себя бремя проверок не удастся. Все равно будут поступать запросы от налоговой службы.

Тем временем электронные платежи легализовали

Параллельно в конце мая был принят ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами», в соответствии с которым с 2010 года через платежные терминалы можно будет оплатить услуги не только Интернета и мобильной связи, но и ЖКХ, налоги, штрафы, кредиты, и закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием федерального закона «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами».
В среднем за каждым сотрудником, совмещающим обязанности в дополнительном офисе, закреплено по плану около ста организаций в год. За сотрудником банка, занятым только проверкой кассовой дисциплины в головном офисе, закреплено более тысячи организаций.

По мнению некоторых представителей банковского сообщества, отсутствие специальной государственной регистрации или лицензирования для таких финансовых посредников грубо нарушает международные обязательства, взятые Российской Федерацией по борьбе с отмыванием (легализацией) преступных доходов и финансированием терроризма. Ассоциация российских банков, Ассоциация региональных банков России и ОПОРА Российской Федерации направили в правительство официальное обращение с просьбой об отмене данного законодательного акта.

Депутат Государственной Думы, председатель подкомитета по законодательству о банках и банковской деятельности Павел Медведев также пояснил: «Несмотря на то что закон официально разрешил проводить платежи не через банки только физическим лицам, это не исключает того, что так же будут рассчитываться и юридические лица. Дело в том, что процедура расчетов, описанная в законе, позволяет избежать идентификации лица, совершающего операцию. Вероятно, это приведет к тому, что многие компании откажутся от услуг банков, потому что обслуживание в кредитной организации — это достаточно дорогое удовольствие, сопряженное, в частности, с необходимостью платить налоги».

Приведет ли этот закон в будущем к кардинальному перераспределению денежных потоков, еще не известно. Но сегодня он явно противоречит нынешней идее противодействия финансированию терроризма и легализации доходов, полученных преступным путем.

Опубликовано на ForexAW.com 26.08.2009 16:40 302
Последнее редактирование 26.08.2009 16:40 NEWs
Последняя линковка 11.12.2017 03:04