Праймериз (Primaries) - это

Понятие праймериз, правила проведения праймериз



Информация о понятии праймериз, проведение праймериз, итоги праймериз

Содержание

    Пра́ймериз (первичные), предварительные выборы — тип голосования, в котором выбирается один кандидат от партии. Между выбранными кандидатами затем проходит обычное голосование. Смысл «праймериз» состоит в том, чтобы кандидаты от одной партии не «отбирали» друг у друга голоса в основных выборах, так как их электорат обычно близок. Проигравшие в «праймериз» иногда всё же участвуют в основных выборах, но как независимые кандидаты, без поддержки своей партии.

    Пра́ймериз — в США предварительные (первичные) выборы, в ходе которых выдвигаются кандидаты в депутаты центральных и местных представительных учреждений, кандидаты на другие выборные должности, делегаты национальных партийных конвентов, члены партийных комитетов Демократической и Республиканской партий; применяются с 1842 г.

    «Праймериз» бывают открытыми, когда голосовать может любой, и закрытыми, когда право голоса имеют только члены партии, проводящей предварительные выборы. Кроме того, существует множество промежуточных вариантов. Иногда между двумя кандидатами, набравшими наибольшее количество голосов, устраивается второй тур. Закрытые «праймериз» наиболее распространены, однако в Вермонте, Висконсине, Миннесоте, Северной Дакоте и Юте, а также на Аляске и Гавайях предварительные выборы являются открытыми.

    «Праймериз» особенно часто используются в США, реже в других странах.

    В США первые праймериз были проведены в 1842 году. Первым штатом, принявшим закон «Об обязательном проведении праймериз», стал Висконсин в 1903 году. К 1927 году такие законы имели уже все штаты. Праймериз стали общепринятой процедурой отбора партийных кандидатов (до того кандидаты отбирались на совещаниях и съездах партий, часто в результате кулуарных переговоров). Однако впоследствии ряд штатов отказался от обязательного проведения праймериз. При подсчёте голосов используются разнообразные системы голосования и многоступенчатые схемы. В ряде северных штатов существует традиция оказывать поддержку тому кандидату, который наберет арифметическое большинство голосов. В южных штатах оценивают разрыв набранных голосов между победителем и его ближайшими конкурентами. В 11 штатах США проводятся не праймериз, а партийные конференции или референдумы — кокусы.

    Вы́боры — демократическая процедура, с помощью которой определяются исполнители на некоторые ключевые позиции в различных общественных структурах (государства, организации). Выборы осуществляются путём голосования (тайного, открытого), проводимого в соответствии с регламентом выборов.

    Выборы проводятся для осуществления законного утверждения в должности руководителя административного органа управления или представителя от лица участвующих в выборах лиц (электората) в составе законодательного органа управления. Процедура выборов применяется в системе государственного управления, а так же в системе управления любыми иными общностями людей, объединённых профессиональной, общественной или иными видами деятельности, убеждениями, вероисповеданиями и т. д. Выборы считаются на сегодняшний день наиболее демократичной системой волеизъявления электората в отношении кадровых назначений на ведущие руководящие посты в любых общностях людей. Применение процедуры выборов при решении кадровых вопросов и политических назначений на руководящие посты применяется на основании основных законов общности, применяющей эту процедуру (Конституция страны, Устав предприятия).

    Ко́кус (caucus) — в самом общем смысле слова можно определить как собрание сторонников или членов политической партии или политического движения. Наибольшее распространение кокусы получили в США и странах Британского содружества.

    Происхождение слова неясно. Существует несколько версий его происхождения. Кроме того, слово кокус имеет несколько значений.

    Во-первых, в США кокусы используются для первичного выдвижения кандидатов в президенты от политических партий. Кокусы не являются официальным мероприятием. Формально кандидаты в президенты США утверждаются на так называемых праймериз.

    Во-вторых, кокусы могут называться объединения политиков в тех или иных формах. Так, например, в США одним из самых известных объединений такого рода является кокус чёрных конгрессменов.

    Выборщики (англ. electors) – избираемые представители штатов, голосующие за кандидатов в президенты и вице-президенты США.

    Граждане в ходе всенародных выборов голосуют не собственно за кандидатов, а за выборщиков, зная, кто из них какую пару кандидатов поддерживает. Каждый выборщик голосует двумя бюллетенями: один – по кандидатуре президента, второй – по кандидатуре вице-президента.

    Количество выборщиков от штата соответствует количеству мест, зарезервированных за этим штатом в обеих палатах Конгресса, и зависит от численности населения штата. Выборщиками, как правило, становятся самые лояльные представители партий, выдвигающих кандидатов в президенты.

    Человек, желающий стать выборщиком, не должен состоять в органах исполнительной власти и не должен занимать должность, связанную с распределением имущества. Эти ограничения для кандидатов в выборщики введены для соблюдения принципа разделения властей и для того, чтобы члены коллегии выборщиков были более независимы и объективны.

    Частное значение: собственно праймериз

    Первичные президентские выборы (presidential primary elections), или праймериз (primaries), в США - институт выбора партийных кандидатов для участия в основных выборах президента. В отличие от альтернативного механизма кокусов, праймериз представляют собой прямые тайные выборы, проводимые на уровне штата. Форму голосования для себя определяет каждый штат. Институт праймериз был изначально введен, дабы ограничить влияние местных партийных руководителей, и в двадцатом веке в большинстве штатов праймериз вытеснили кокусы

    По степени ограничения доступа к голосованию праймериз делятся на более распространенные закрытые (в них участвуют только зарегистрированные члены партии) и открытые (в них могут участвовать все желающие, независимо от партийной принадлежности)

    При этом в обоих случаях каждый житель штата может участвовать в праймериз лишь одной партии, однако существуют также общие праймериз (blanket primaries), разрешающие избирателям выбирать кандидатов обеих партий. В случае, когда в праймериз одной из партий могут участвовать сторонники другой партии, национальный партийный комитет может не признать результаты голосования.

    Праймериз в разных штатах различаются по способу составления избирательного бюллетеня. В первом случае, избирателям могут представить список потенциальных кандидатов в президенты. Во втором случае, им могут предложить выбирать делегатов на национальную конвенцию, которые либо поддерживают одного из кандидатов, либо не имеют определенных пристрастий.

    Общее значение: совокупность праймериз и кокусов

    Понятие праймериз, или первичных выборов, может использоваться в более широком смысле слова, обозначая совокупность собственно праймериз и кокусов. Первичные выборы проходят раз в четыре года, в один год с основными президентскими выборами. Формально представитель каждой партии на основных выборах, проходящих в ноябре, определяется в конце лета - по результатам национальной партийной конвенции. Число делегатов, поддерживающих того или иного претендента на национальной конвенции, напрямую зависит от объема поддержки, которую он получил на праймериз и кокусах в штатах.

    Голосования в штатах длятся с января по июнь, однако, как правило, уже в середине этого срока выявляется победитель. Тем не менее, теоретически возможен случай, при котором к завершению первичных выборов единый кандидат не определен: тогда решающую роль получает голосование на национальной конвенции. Впрочем, подобная ситуация с 1970-х годов не возникала ни разу.

    Результаты первичного голосования могут быть как обязывающими, так и "консультативными". Если в первом случае избранные делегаты обязаны отдать свой голос на национальной конвенции определенному кандидату, то во втором они могут самостоятельно принять решение, а выраженные избирателями предпочтения имеют для делегата лишь консультативное значение.

    Исход праймериз и кокусов может определяться разными способами. Демократы всегда руководствуются пропорциональным принципом: доли делегатов от штата, представляющих разных кандидатов, соответствуют долям полученных этими кандидатами голосов. Республиканцы предоставляют штатам право решать, какой принцип использовать: пропорциональный или мажоритарный. Во втором случае все делегаты от штата поддерживают кандидата, набравшего в этом штате наибольшее число голосов.

    Происхождения

    Праймериз появились в США относительно недавно - в начале 20-го века. Еще позже - в 1970-е годы праймериз приобрели то значение, которое имеют сегодня.

    До начала 20-го века выбор кандидатов в президенты проводился делегатами партийных съездов. Основная работа шла не в зале заседаний, а в кулуарах. Делегаты - партийные функционеры - договаривались с политиками, заключая с ними различные неформальные соглашения. Однако в конце 19 века американское общество начало проявлять растущее недовольство закулисными политическими играми, напрямую связанными с коррупцией. Одним из результатов этого процесса стала организация прямых выборов в Сенат США\US Senate (до 1913 года сенаторов выбирали легислатуры штатов).

    Праймериз были призваны продолжить политику ограничения власти партаппаратчиков и политиканов. Первым штатом, который принял закон о праймериз, стал Висконсин. Инициатором этого был губернатор Роберт Ла Фолетт\Robert La Follette, который в 1904 году участвовал в партийном съезде Республиканской партии. Он пришел в ярость, увидев, как партийные вожди не мытьем, так катанием проводили свою линию, фактически игнорируя мнение большинства делегатов. В результате, по инициативе Ла Фолетта был принят закон, который позволил членам партий в его штате напрямую избирать делегатов на партсъезды. Следующий шаг был сделан в 1910 году, когда штат Орегон принял свой закон о праймериз. Закон предусматривал, что члены партий имеют право выбирать политиков, которые будут представлять их интересы на федеральном уровне.

    В 1913 году президент Вудро Вильсон Wodroow Wilson включил пункт о необходимости создания системы праймериз в главную президентскую речь года - в "Послание к Конгрессу"\State of the Union. Во время президентских выборов 1916 года 25 из 48-ми штатов США использовали систему праймериз.

    Однако впоследствии праймериз потеряли свою привлекательность. Причин этому было несколько. После окончания Первой Мировой войны американцы утратили интерес к политическим реформам. Праймериз оказались достаточно дорогостоящим мероприятием, в них участвовало относительно небольшое количество людей. В результате, политики перестали воспринимать праймериз как необходимый шаг на пути в Белый Дом. В 1920 году произошло показательное событие: на партийном съезде Республиканской партии делегаты не могли выбрать кандидата в президенты. В итоге, партаппарат предложил, а съезд одобрил кандидатуру Уоррена Гарндинга\Warren Harding, который не принимал участия ни в одних из праймериз. Гардинг в итоге стал президентом. За период с 1917 по 1934 год, 8 штатов США отказались от праймериз и лишь один штат (Алабама) учредил их.

    В последующие десятилетия праймериз проходили, но, в большинстве случаев, являлись простой формальностью, своеобразной традицией. До 1960-х годов кандидат в президенты США мог стать единственным избранником своей партии, ни разу не победив на праймериз. Для этого ему было достаточно заручиться поддержкой партийного аппарата на уровне штатов. С конца 1970-х годов ситуация кардинально изменилась - произошла вторая революция праймериз.

    До наступления 1970-х годов партийная элита оценивала кандидатов на основании ряда достаточно простых критериев. Их интересовали политики, которые могли успешно провести избирательную кампанию и выиграть ее: харизматичные личности, имеющие опыт административной работы. Идеальными кандидатами для получения партийной номинации были губернаторы крупных штатов, таких, как Огайо, Калифорния, Иллинойс или Нью-Йорк. При этом способность политика привлекать пожертвования не считалась особо важным критерием. Привлечение средств было обязанностью партаппаратчиков, обычно партийная машина могла без особых проблем собрать необходимые средства и "раскрутить" кандидата в президенты.

    1960-е годы оказались весьма непростыми для США и внесли много изменений в практику большой политики. Это была эпоха борьбы за гражданские права чернокожих американцев и эпоха войны во Вьетнаме. Изменения в настроениях общества сделали праймериз невероятно важными и, фактически, реанимировали этот институт. Помимо всего прочего, праймериз стали инструментом, с помощью которого рядовые члены партии пытаются ограничить влияние партийных боссов и аппаратчиков, которые обладают значительно большими возможностями в продвижении угодного им кандидата. Праймериз заставили политиков понять, что для них важна сама партия, а не ее "сливки"- участники партийного съезда, официально объявляющего имя кандидата в президенты страны.

    Из-за этого изменился и подход к оценке личности кандидатов в президенты. С 1970-х годов они должны уметь самостоятельно привлекать средства на финансирование своих кампаний. Они должны меньше рассуждать о внешней политике (согласно американской традиции, подобные разговоры - удел элиты), и больше - о внутренней, о насущных проблемах рядовых однопартийцев. Кандидат в президенты обязан убедить участников праймериз, что он принимает близко к сердцу их нужды и чаяния. Политики также оказались вынуждены научиться лучше работать с прессой и с рекламой.

    Однако праймериз приобрели некоторые малоприятные особенности. Судьба кандидатов определяется на первых 3-5 праймериз, остальные 45-47 партийных выборов, проходящих в остальных штатах, привлекают значительно меньше внимания и фактически ничего не решают. Из-за этого многие кандидаты в президенты просто не посещают "поздние" праймериз, предпочитая, например, демонстративный поход на футбольный матч или митинг.

    Институт предварительных выборов в США

    В США - институт проходящих на уровне штатов партийных выборов, по результатам которых направляются делегаты на общенациональную партийную конвенцию, где должен быть определен единый партийный кандидат в президенты. Более распространенная форма выбора делегатов, нежели традиционные кокусы. В общем смысле - совокупность всех первичных выборных мероприятий перед президентскими выборами (включая и собственно праймериз, и кокусы).

    Во время предварительных президентских выборов в США определяются кандидаты в президенты и вице-президенты, которые будут иметь право участвовать во всеобщих президентских выборах. В Конституции США не дается толкования порядка выдвижения кандидатов на президентский пост. Дело в том, что в годы, когда составлялась Конституция, не было политических партий. Они сформировались позже, когда начало функционировать правительство.

    Начиная с 1796 г., члены Конгресса США, которые принадлежали к одной из партий, собирались на неформальные встречи. На этих встречах они договаривались о выдвижении кандидатов своей партии на посты президента и вице-президента. Эта система выбора партийных кандидатов была известна как «Королевский Кокус», она просуществовала 30 лет. Прекратила же она свое существование в связи с децентрализацией власти внутри партий, которая сопровождалась экспансией на Запад.

    На смену старой системе пришли национальные конвенты (съезды) избирателей, которые принадлежали к одной партии. На этих съездах выбирали кандидата в президенты страны. В 1831 году малочисленная Антимасонская партия собралась на свой национальный конвент в одном из питейных заведений Балтимора для выбора своих кандидатов и платформы. На следующий год в том же питейном заведении и с той же целью собрались демократы. С тех пор партии стали проводить свои конвенты, в которых принимали участие делегаты штатов для того, чтобы выбрать кандидатов в президенты и вице-президенты, а также согласовать свои позиции по вопросам политики.

    До конца 19 века и на протяжении части 20-го конвенты по выдвижению кандидатов на пост президента контролировались партийными лидерами штатов. В конечном счете, такое положение дел стало проблемой для партий. Те, кому не нравилось, что лидеры навязывают своих кандидатов, поддержали реформы, в результате которых появилась система предварительных выборов. К 1916 году более половины штатов стали проводить предварительные президентские выборы. Однако, уже после окончания первой мировой войны партийные лидеры, усмотревшие в предварительных выборах угрозу своей власти, убедили легислатуры штатов отменить эти выборы на том основании, что они обходились слишком дорого и что число участвующих в них людей было невелико. Некоторые потенциальные кандидаты также отказывались участвовать в предварительных выборах, поскольку они и без того пользовались поддержкой партийных лидеров штата и не хотели рисковать потерей этой поддержки в ходе голосования избирателей. К 1936 году приблизительно лишь в десяти штатах проводили предварительные выборы.

    Однако воздействие демократических тенденций возобновилось после окончания Второй мировой войны, чему способствовало развитие коммуникационных технологий. Кроме этого, война во Вьетнаме, движение за демократические права вызвали разногласия в Демократической партии, в которой стали появляться требования провести дальнейшие реформы по демократизации выборов. Проведенные впоследствии Демократической партией реформы положили начало процессу демократизации порядка выдвижения партиями своих кандидатов на пост президента. В 1968 г. национальный съезд Демократической партии решительно потребовал увеличить «пространство» предварительных выборов. Примеру демократов последовали республиканцы. За 30 с лишним лет с 1968 г. Число штатов практикующих праймериз увеличилось у демократов с 17 до 37, а у республиканцев - с 16 до 41.

    Предварительные выборы являются самым оригинальным вкладом США в искусство демократии. В качестве иллюстрации этой оригинальности, а вернее, уникальности данного политического института, можно привести одну его особенность – в рамках предварительных выборах на праймериз имеют право участвовать жители, не имеющие права голосовать на всеобщих президентских выборах. Имеются в виду территории: Гуам, Пуэрто-Рико, Виргинские Острова, Американское Самоа. На данном этапе избиратели, принадлежащие определенной партии, должны определить, кто будет кандидатом от этой партии на президентских выборах. В каждом штате своя особенная система предварительных президентских выборов, в сущности, существует почти столько же различных видов предварительных президентских выборов, сколько штатов.

    Календарь первичных выборов и "супервторник"

    Хотя количество делегатов, представляющих штат на национальной партийной конвенции, прямо пропорционально численности его населения, особое значение исторически приобрели первичные выборы в некоторых небольших штатах, где голосование проходит в начале года: в частности, в Айове, где проходят первые кокусы, и Нью-Гемпшире - штате первых праймериз. Голосование в этих штатах привлекает повышенное внимание прессы, кандидаты ведут в них кампанию особенно усердно, и итоги выборов в ранних штатах могут значительно повлиять на дальнейших ход первичных выборов.

    В период с 1970-х годов все больше штатов стремились повысить значимость своих праймериз, переместив их ближе к началу года. Стараясь помешать возникающему в избирательном календаре дисбалансу, партии устанавливали различные санкции для штатов, проводивших праймериз раньше определенного месяца - сперва марта, а затем февраля.

    В результате в 1980-х годах возник феномен под названием "супервторник" (Super Tuesday) - первый вторник февраля, когда первичные выборы проходят одновременно в большом количестве штатов. В 2008 году "супервторник" (5 февраля) охватил рекордную часть страны: праймериз и кокусы в этот день проходят более чем в 20 штатах, и по их результатам назначаются 52 процента демократических делегатов и 41 процент республиканских. Чтобы подчеркнуть значение "супервторника"-2008, его также называют Super-Duper Tuesday.

    Национальные комитеты двух главных партий перед выборами 2008 года ввели различные санкции против ранних праймериз. Республиканцы вдвое урезали число делегатов от всех штатов, где до 5 февраля проходят праймериз (Вайоминг, Нью-Гемпшир, Мичиган, Флорида, Южная Каролина). Демократы отказались принять на национальной конвенции делегатов от Мичигана и Флориды, проводящих голосование вопреки запрету национального комитета

    Избирательный процесс в США

    Сроки проведения выборов всех уровней в США строго фиксированы в законодательстве. Поэтому стадия их назначения отсутствует.

    На федеральном уровне голосование по выборам Конгресса проводится в первый вторник после первого понедельника ноября каждого четного года, а голосование избирателей по выборам Президента (фактически — за выборщиков) — в этот же день каждого високосного года; затем в первый понедельник после второй среды декабря того же года в столицах своих штатов выборщики собираются для голосования за кандидатов в Президенты.

    Голосование по выборам органов штатов и местного самоуправления также проводятся обычно по вторникам, как это прямо предусмотрено законодательством штатов и хартиями местного самоуправления. При этом только примерно в половине штатов законодательство обязывает работодателей разрешать работникам покидать рабочие места для того, чтобы проголосовать. Но даже не во всех этих штатах работодатели не вправе делать вычеты из заработка работников, отсутствующих какое-то время по месту работы в связи с участием в голосовании.

    Выдвижение кандидатов на выборные должности в США представляет собой достаточно громоздкую процедуру, распадающуюся на несколько этапов. Первым из них формально является регистрация петиции о выдвижении, подаваемой самим соискателем в соответствующий избирательный орган. При проведении федеральных выборов — это орган уровня штата, а на остальных — клерк графства. По традиции самовыдвижение "партийных" кандидатов осуществляется по согласованию с партийным комитетом соответствующего уровня или его лидером. Формально-юридические же условия регистрации петиции в различных штатах неодинаковы. В некоторых из них обязательным требованием выступает поддержка кандидата избирателями соответствующей территории в виде установленного числа подписей под петицией. Например, в Джорджии любой, кто хочет внести свою фамилию в избирательный бюллетень на президентских выборах, должен собрать подписи как минимум 40 тыс. избирателей этого штата.

    В большинстве же штатов несколько иной порядок. Претендент на выборную должность в петиции о выдвижении должен обязательно указать свою партийную принадлежность или отсутствие таковой. При этом если соискатель является членом партии, собравшей на предыдущих выборах соответствующего уровня число голосов избирателей, минимум которого установлен в законодательстве штата или хартии местного самоуправления (например, применительно к президентским выборам это число составляет в Южной Дакоте 20% избирателей, участвовавших в соответствующих выборах, в Огайо, Вашингтоне и Флориде — 15%, в Айдахо — 10%), то формально самовыдвижение служит достаточным условием для регистрации. Если же кандидат является независимым, то есть беспартийным, либо принадлежит к малой или новой партии, то он должен заручиться определенным числом подписей избирателей, зарегистрированных на соответствующей территории, причем в достаточно короткий срок (20—25 дней). Например, применительно к президентским выборам необходимое число подписей равно в штатах Мэн и Коннектикут 10 тыс., в Западной Виргинии и Колорадо — 5 тыс. (но нотариально удостоверенных), в штате Нью-Йорк — 12 тыс. при условии, что в каждом из графств этого штата будет собрано не менее 50 подписей. Положение малых партий и независимых кандидатов осложняется еще тем, что законодательство многих штатов требует собирать подписи только среди избирателей, зарегистрировавшихся в качестве членов соответствующих партий либо независимых (беспартийных).Во второй половине 70-х гг. в ряде решений Верховный суд США указал, что число подписей под петицией о выдвижении кандидата не должно превышать 5% от общего числа избирателей, зарегистрированных в данном штате, местной единице или избирательном округе

    Требованием, альтернативным сбору подписей избирателей и также направленным на отсеивание "несерьезных" кандидатов, в некоторых штатах (их немного, например, Калифорния, Техас) выступает внесение так называемого регистрационного взноса (аналога избирательному залогу в других странах, за исключением того, что регистрационный взнос ни при каких условиях кандидату не возвращается). Так, в соответствии с Избирательным кодексом Калифорнии, регистрационный взнос устанавливается в процентном отношении к размеру дохода кандидата за последний перед выборами год: 2% — при выборах в Сенат Конгресса США, в губернаторы, на некоторые другие выборные должности в штате и графствах; 1% — при выборах в Палату представителей Конгресса США, в легислатуру штата, на выборные юридические должности штата (судей, окружных атторнеев). В 1972 г. в одном из своих решений Верховный суд США заявил, что требование регистрационного взноса законно лишь в том случае, если он имеет альтернативу (обычно в виде петиции с подписями избирателей).Регистрация избирательными органами кандидатов имеет, однако, в отличие от многих других стран лишь сугубо предварительный характер, отнюдь не означая, что все зарегистрированные кандидаты будут включены в избирательный бюллетень для окончательного голосования. Юридическое значение такой регистрации состоит в том, что только зарегистрированные кандидаты допускаются к следующему этапу процедуры выдвижения.

    В большинстве штатов таким этапом являются праймериз, о которых мы уже упоминали выше. Они представляют собой непосредственное голосование избирателей, поддерживающих соответствующую партию, по кандидатурам, зарегистрированным в качестве кандидатов на выборах. Одновременно в ходе праймериз избираются члены партийных комитетов и конвентов.Институт праймериз возник в США в начале XX в. К началу 90-х гг. праймериз использовались почти в 40 штатах

    Этот институт имеет две основные разновидности — закрытые и открытые праймериз. При закрытых (используемых в большинстве штатов) каждая партия проводит голосование отдельно по своим кандидатам среди избирателей, зарегистрировавшихся в качестве ее членов (отдельно голосуют и независимые избиратели). Открытые праймериз (применяемые, например, в штатах Аляска, Вашингтон, Луизиана) проводятся по всем кандидатам вместе и среди всех избирателей. Каждый из них получает бюллетень, в котором содержится перечень партий и их кандидатов. Избиратель должен выбрать одну партию, а среди ее кандидатов — также одного. При проведении одновременно нескольких выборов избиратель вправе (если праймериз носят открытый характер) голосовать за различные партии применительно к разным выборам.

    В некоторых штатах праймериз — причем как открытые, так и закрытые — исключают участие в них независимых избирателей и кандидатов. В избирательные бюллетени вносятся только кандидаты, заявившие в петиции о выдвижении, о своей партийной принадлежности. Такое же условие необходимо выполнить и избирателю для того, чтобы иметь право получить избирательный бюллетень на праймериз. Отчасти по этой причине, отчасти в силу традиционного абсентеизма, а отчасти потому, что праймериз имеют лишь промежуточное, предварительное значение в процедуре выдвижения кандидатов, в них обычно участвует около 1/3 зарегистрированных избирателей.

    Результаты праймериз подводятся отдельно для каждой партии. Победившим считается тот ее кандидат, который получил относительное большинство голосов избирателей данной партии (лишь в 10 южных штатах требуется абсолютное большинство поданных за партию голосов и в случае необходимости во втором туре голосования производится перебаллотировка двух кандидатов, собравших наибольшее число голосов в первом туре).

    Значение праймериз неодинаково в различных штатах. В большинстве из них оно имеет чисто политический характер. Во-первых, праймериз представляют собой первичную пробу сил главных политических партий, показывая соотношение их электората на данном этапе выборов. Во-вторых, праймериз помогают каждой партии выявить наиболее популярную среди избирателей кандидатуру с тем, чтобы выдвинуть по соответствующему округу единого от данной партии кандидата.

    Однако в некоторых штатах праймериз имеют и определенные юридические последствия: "третьи" партии и независимые кандидаты могут быть внесены в избирательные бюллетени для голосования только в том случае, если на праймериз за них проголосовало установленное в законе штата число избирателей округа, например в штате Мичиган применительно к выборам в федеральные органы и органы штата — 5 тыс. Таким образом, указанные кандидаты должны преодолеть двойной барьер отсева (как уже говорилось, для того, чтобы участвовать в праймериз, им необходимо собрать установленное число подписей избирателей или внести регистрационный взнос).

    Кроме того, законодательство ряда штатов требует, чтобы на национальном партийном конвенте делегаты соответствующего штата голосовали в первом туре за того кандидата в Президенты США, который получил в данном штате на праймериз наибольшее число голосов избирателей (в последующих турах можно голосовать по своему усмотрению).

    Наконец, законы некоторых штатов, а также хартии самоуправления предусматривают, что при проведении местных выборов по одномандатным округам в избирательные бюллетени для окончательного голосования вносятся два кандидата, набравшие на праймериз наибольшее число голосов.

    Обычно президентские и парламентские праймериз начинаются в конце февраля — начале марта и заканчиваются в июле года выборов. Успех на них означает окончание процедуры выдвижения кандидатов на всех выборах, кроме президентских, а на последних — для независимых кандидатов. Окончательным же этапом выдвижения "партийных" кандидатов на должность Президента США являются национальные партийные конвенты, которые проводятся в течение июля— августа. Законодательство требует вносить в избирательный бюллетень только того кандидата от партии, который утвержден на ее национальном конвенте.

    Кандидатом на должность Президента США от данной партии становится лицо, избранное абсолютным большинством делегатов национального конвента. Если в первом туре голосования такого большинства не получит предложенный любым членом конвента кандидат, проводятся второй, третий и т. д. туры — до тех пор, пока за того или иного кандидата не проголосует абсолютное большинство конвента.

    Как правило, выборы проводятся в США на альтернативной основе, причем, как и в других странах, степень альтернативности возрастает в прямой зависимости от уровня и степени важности выборов. Максимальное число кандидатов выдвигается на президентских и губернаторских выборах. Так, в 1996 г. в избирательный бюллетень по выборам Президента США было внесено семь кандидатов, а в 2000 — четыре. На муниципальных же выборах нередко складывается ситуация, когда число кандидатов равно числу мандатов советников, замещаемых по округу. В условиях альтернативности выборов особо важное значение приобретает следующая стадия избирательного процесса — предвыборная агитация, которая проводится в течение сентября—октября.

    Особую роль в обеспечении эффективности предвыборной агитации играют, как и в других странах, СМИ, прежде всего электронные. Впервые телевидение было использовано в американском избирательном процессе в ходе президентской избирательной кампании 1952 г., когда республиканец Дуайт Эйзенхауэр боролся с демократом Эдлаем Стивенсоном.

    В отличие от многих других стран принцип равноправия в получении эфирного времени действует в США не в отношении политических партий, а в отношении самих кандидатов. Содержание же данного принципа имеет весьма усеченный характер: поскольку в США нет государственных электронных СМИ, все эфирное время предоставляется только на платной основе. При этом в соответствии с Актом о коммуникациях 1934 г., "если держатель лицензии на вещание позволит какому-либо лицу, являющемуся кандидатом на выборную должность, воспользоваться вещательной станцией, то он должен предоставить равные возможности всем таким кандидатам", то есть не вправе им отказать, завысить таксу, по своей инициативе ограничить время вещания, предоставить его в менее благоприятное время суток и т. п. Акт о федеральных избирательных кампаниях 1971 г. содержит требование о недопустимости взимания с кандидатов разной оплаты за использование одинаковой газетной и журнальной площади.

    Однако высокая стоимость эфирного времени, да и газетной площади приводит к тому, что полноценно воспользоваться "равными возможностями" могут лишь весьма состоятельные кандидаты либо кандидаты, поддерживаемые крупнейшими партиями. Для того чтобы смягчить неравенство финансовых возможностей различных кандидатов, Акт о федеральных избирательных кампаниях 1971 г. запрещает кандидатам расходовать на выступления по радио и телевидению более 60% от суммы денежных средств, которую они вправе израсходовать на проведение избирательной кампании.

    Выборы, особенно президентские, представляют собой весьма дорогостоящее мероприятие. В 1996 г. на их проведение была израсходована рекордная сумма, составившая 1,6 млрд. долл. Для уменьшения влияния "больших денег" на исход выборов законодательство США содержит определенные правила, касающиеся финансирования избирательных кампаний. Правда, единые принципы, применимые к выборам всех уровней, установлены фрагментарно лишь судебными прецедентами. В федеральном законодательстве имеются нормы, комплексно регулирующие порядок финансирования лишь федеральных выборов. Они установлены Актом о федеральных избирательных кампаниях 1971 г. (с изменениями 1974, 1976 и 1979 гг.). Правила финансирования выборов органов власти штатов и муниципальных единиц содержатся в законодательстве штатов.

    В соответствии с Актом о федеральных избирательных кампаниях источниками денежных средств кандидата могут служить добровольные пожертвования частных лиц, взносы политических партий и политических комитетов, поддерживающих кандидата, собственные средства кандидата и членов его семьи и, наконец, применительно к президентским выборам — средства, выделяемые государством. Акт 1971 г. запрещает делать взносы публичным служащим, а также иностранцам и лицам, выполняющим публичные заказы.

    Денежные средства физических лиц, согласно указанному Акту, не могли превышать 1 тыс. долл. на одного кандидата при проведении праймериз, столько же при проведении выборов и 25 тыс. долл. за один календарный год в общей сложности, однако в 1976 г. Верховный суд признал эти ограничения неконституционными.

    Следует отметить, что, помимо политических партий, ни одна общенациональная корпорация, "рабочая организация" (профсоюз), а также ни один общенациональный банк не имеет права делать взносы и производить расходы на федеральные выборы из собственных средств. Однако им разрешено образовывать фонды с целью привлечения денежных средств других лиц на проведение избирательной кампании того или иного кандидата.

    Акт о федеральных избирательных кампаниях установил также предел расходов кандидатами своих собственных средств, а также средств родственников. Он составляет 50 тыс. долл. для кандидата в Президенты и Вице-президенты, 35 тыс. для кандидата в Сенат и 25 тыс. для кандидата в Палату представителей Конгресса США.

    Наконец, государственное финансирование распространяется только на президентские выборы. Оно осуществляется в формах дотаций и компенсаций. Дотации производятся на стадиях выдвижения и предвыборной агитации. На первой из них дотации получают кандидаты, которым удалось в каждом из 20 любых штатов собрать не менее чем по 5 тыс. долл., причем взносами, не превышающими 250 долл. Размер дотации на этой стадии составляет общая сумма, которую кандидат получил от частных лиц взносами, не превышающими 250 долларов, но не более 5 млн. долл.

    На этапе предвыборной агитации государственные дотации кандидатам выделяются в зависимости от их партийной принадлежности. Если кандидат принадлежит к партии, получившей на предыдущих президентских выборах не менее 25% голосов избирателей, ему выделяются 2 млн. долл. Меньшую дотацию получают кандидаты партий, собравших на предыдущих президентских выборах как минимум 5% голосов избирателей. Наконец, кандидатам партий, которые на предыдущих выборах не набрали этого лимита, но получили хотя бы 5% голосов на данных выборах, выплачивается после определения их результатов частичная компенсация понесенных затрат.

    Закон устанавливает также предельно допустимые суммы расходов кандидатов. Ни один кандидат на должность Президента США не может израсходовать в общей сложности на цели своего выдвижения больше 10 млн. долл., за исключением случаев, когда в каждом штате (а также в федеральном округе Колумбия) сумма расходов на его избирательную кампанию не превысила сумму, получающуюся при умножении 16 центов на численность населения избирательного возраста соответствующего штата, или 200 тыс. долл. Кроме того, будучи выдвинутым, кандидат в Президенты вправе затратить на цели избирательной кампании в общей сложности не более 20 млн. долл. Данные суммы, так же как размеры денежных средств, расходуемых партийными комитетами (национальными и штатов), подлежат ежегодной индексации.

    Кандидаты в Сенат Конгресса США могут расходовать на цели избирательной кампании не более 150 тыс. долл., а кандидаты в члены Палаты представителей — не более 70 тыс. долл.

    Все денежные средства в поддержку кандидатов поступают в политические комитеты. Это понятие, согласно Акту 1971 г., означает любую группу лиц или местный партийный комитет, которые получают на цели избирательных кампаний взносы, превышающие в течение календарного года 1 тыс. долл., либо производят расходы, превышающие в течение года указанную сумму, а также любой отдельный фонд, образованный корпорацией, не имеющей права расходовать на цели избирательной кампании собственные средства.

    Следует иметь в виду, что приведенные цифры были действительны на момент издания соответствующих актов и подлежат ежегодному индексированию.

    Политические комитеты периодически представляют отчеты о своей деятельности в федеральную комиссию по выборам — независимое ведомство в системе федеральных органов исполнительной власти, созданное на основе Акта 1971 г. для контроля за соблюдением законодательства о выборах. В ее состав входят секретарь Сената, клерк Палаты представителей (с правом совещательного голоса), а также 6 членов, назначаемых Президентом с совета и согласия Сената (с правом решающего голоса). Не более трех назначаемых членов комиссии могут принадлежать к одной партии. Статус членов комиссии несовместим с любыми иными видами деятельности. В компетенцию комиссии входят полномочия требовать от любых лиц отчеты и ответы по любым интересующим ее вопросам, рассматривать и расследовать жалобы и дела о нарушении законодательства о выборах, требовать дачи свидетельских показаний по ним, давать по запросам заинтересованных лиц консультативные заключения, касающиеся вопросов применения законодательства; устранять и предотвращать нарушение законодательства о выборах, используя для этого такие неформальные способы, как обмен мнениями, примирение и убеждение. При этом примирительное соглашение может предусматривать уплату виновным лицом штрафа (в размере от 5 тыс. до 10 тыс. долл. или 200% денежной суммы, в которой выразилось правонарушение). Если же предотвращение или устранение нарушения закона самой комиссией невозможно, она вправе и обязана предъявлять в суде гражданские иски, представлять по ним доказательства, обжаловать судебные решения, сообщать о нарушениях закона в правоохранительные органы. Как видно, федеральная комиссия по выборам не занимается организацией подготовки и проведения выборов, а выполняет в основном контрольные и квазисудебные функции.

    В США применяются два способа голосования: избирательными бюллетенями и с использованием специальных электронных машин. Избирательные бюллетени вручаются избирателю в помещении для голосования работниками аппарата чиновника по выборам.

    Законодательство нескольких штатов допускает замещение мандатов муниципальных советников без голосования, если число кандидатов в соответствующем избирательном округе не превышает числа подлежащих избранию в нем советников.

    Голосование в США всегда было отмечено известным абсентеизмом, особенно заметным при проведении местных выборов, в которых в среднем обычно участвуют до 40% зарегистрированных избирателей. Активность населения возрастает с повышением уровня выборов. Максимальной она, как правило, бывает при проведении президентских и губернаторских выборов. Однако бывают и спады. Рекордно высоким уровнем абсентеизма отмечены выборы Президента США 1996 г.: в них впервые за всю историю страны проголосовало менее половины избирателей — 49%

    Доминирующей в США избирательной системой является мажоритарная относительного большинства. Однако при голосовании выборщиков на президентских выборах, а также в рамках экстраординарной процедуры избрания Президента и Вице-президента используется мажоритарная система абсолютного большинства. Кроме того, в крайне небольшом числе штатов на местных выборах применяются некоторые другие избирательные системы, в частности пропорциональная и кумулятивного вотума.

    Партии и выбор правящих

    Самое простое и самое реалистическое определение демократии следующее: режим, при котором правящие избраны управляемыми посредством честных и свободных выборов. По поводу этого механизма выбора юристы, вслед за философами XVIII века, развили целую теорию представительства, согласно которой избиратель дает избранному мандат на право говорить и действовать от его имени; таким образом, парламент, получивший мандат нации, выражает национальный суверенитет. Но сам факт выбора, как и доктрина представительства, были коренным образом видоизменены развитием партий. Отныне речь не идет больше о диалоге между избирателем и избранным, нацией и парламентом: между ними стоит третий, что радикально меняет природу их отношений. Прежде чем быть избранным своими избирателями, депутат избирается партией: избиратели же всего лишь ратифицируют этот выбор. Это зримо выступает перед нами в условиях однопартийных режимов, когда на всенародное одобрение выставляется единственный кандидат. Пусть в более замаскированном виде, это не менее реально и при плюралистических режимах: избиратель может свободно выбирать между несколькими кандидатами, но каждый из них выдвинут какой-то партией. Если уж придерживаться теории юридического представительства, нужно признать, что избранный получает двойной мандат: от партии и от своих избирателей. Значимость каждого из них различна в зависимости от страны и от партий, но в общем и целом партийный мандат имеет тенденцию торжествовать над мандатом избирательским.

    Это означает, что понятие выбора (избрания правящих управляемыми) коренным образом искажается. При режимах, претендующих на максимальную идентичность классической демократии, собственно выборам предшествуют предвыборы, в ходе которых партия проводит отбор кандидатов, которые затем предстанут перед избирателями: техника американских «праймериз» - самый законченный пример этой тенденции. Но предвыборы никогда не бывают чистыми, и влияние руководителей партии проявляется там достаточно четко; чаще всего речь идет об ограниченном выборе из привилегированной категории граждан: система двойного голосования, столь поносимая при Реставрации, возрождается здесь в любопытных формах. Когда таких предвыборов не существует, кандидаты выдвигаются руководителями партии с помощью техники, родственной кооптации. В плюралистических режимах она значит меньше, чем последующие выборы; в однопартийных эта техника гораздо важнее выборов. Но в обоих случаях отбор правящих совершается путем совмещения выборов и кооптации - различны лишь пропорции этого сочетания.

    Партии и выдвижение кандидатов

    Американская терминология четко различает номинацию - акт выдвижения кандидата партией, и избрание - то есть выбор, который делают граждане между кандидатами, предложенными различными партиями. В Соединенных Штатах первая операция тщательным образом регламентирована: вместе с системой «праймериз», и особенно «праймериз» открытых, она выглядит как настоящие предварительные выборы, чем и объясняют их различение. В других странах выдвижение регламентируется менее конкретно; оно чаще всего не носит того официального и публичного характера, который придают ей по ту сторону Атлантики: это частный внутрипартийный акт. Нередко он приобретает даже характер тайного: партии не любят, чтобы ароматы избирательной кухни достигали публики.

    Степень вмешательства партий в выдвижение кандидатов весьма различна. И первостепенный вопрос: что же имеет здесь место - монополия или конкуренция? Должен ли кандидат обязательно быть представлен партией или он может свободно, без всякого партийного покровительства добиваться одобрения избирателей? Проблема носит одновременно юридический и практический характер. В некоторых странах партии пользуются правом монополии: только они могут предлагать кандидатов, минуя их, никто не может предстать перед избирательным корпусом. Но помимо абсолютной монополии - достаточно редкой - есть монополия относительная: в Соединенных Штaтах и многих других странах избирательные законы обязывают тех, кто выставляет свои кандидатуры вне партий, собрать известное число подписей (например, в штате Нью-Йорк - 2 000). Значение этого монопольного права - как абсолютного, так и относительного - весьма изменчиво в зависимости от регламентации, установленной для создания партий законами об ассоциациях: если, например, как во Франции, для этого достаточно подать уведомление в префектуру, соблюдая формальности, крайне упрощенные законом от 1 июля 1901 г., то юридическая монополия совершенно иллюзорна. В странах, где она установлена, обычно предусматривается специальная процедура учреждения партий, а также юридический и административный контроль с целью изучения сущности взглядов ассоциаций, желающих выставить кандидатов. Однако юридическая монополия партий куда менее важна, чем монополия фактическая: предоставление независимым кандидатам полной свободы -пустая формальность, если в обычных условиях одни только партийные кандидаты имеют шансы на успех. Во Франции кто угодно может выставить свою кандидатуру в президенты Республики, но, если не считать нескольких кандидатов-фантазеров, никто и никогда не пользуется этим правом, кроме нескольких политических деятелей, покровительствуемых партиями или союзами партий. В Англии любой гражданин волен выдвинуть себя кандидатом в Палату общин, уплатив залог; практически же тот, кто не является ставленником партии, не имеет никаких шансов быть избранным. Впрочем, фактическая монополия зачастую не носит такого абсолютного характера, просто партийные кандидаты имеют больше шансов, чем независимые, - но и последние тем не менее полностью их не лишены. Здесь можно обнаружить целую гамму разнообразных ситуаций, аналогичных тем, с которыми сталкиваются независимые предприятия, отваживающиеся противостоять корпорациям и трестам.

    Но противопоставление кандидатов партийных и внепартийных слишком примитивно: в жизни встречается много промежуточных позиций. Партия иногда выступает посредником, создавая кандидата ex-nihilo (лат.: из ничего.). одного выдвижения от нее достаточно, чтобы предстать перед избирательским корпусом и одержать победу. Но такой предельный случай редок: это встречается в коммунистических партиях и в некоторых странах с двухпартийным режимом или пропорционалистской избирательной системой. Обычно же отношения между партиями и кандидатами более сложны: официально вторые выдвигаются первыми, но практически это выдвижение напоминает нечто среднее между общей номинацией и ратификацией; оно принимает форму сложного торга, где равенство участников весьма призрачно, ибо партии не всегда берут в верх. Иногда не столько партия выбирает кандидата, сколько кандидат - партию. Во времена Третьей республики так и говорили: такой-то кандидат «получил инвеституру» такой-то партии. Терминология примечательная: она выдает, что инициатива скорее исходит от кандидата, нежели от партии - он добивался выдвижения от партии, а она, в свою очередь, согласилась ему покровительствовать. Эта терминология соответствует выборам глубоко индивидуалистическим, где личность кандидата привлекала гораздо больше, чем его политическая принадлежность. Влиятельный человек, желавший завоевать голоса своих сограждан, добивался инвеституры партии, чтобы увеличить свои шансы: он даже пытался объединить в своих руках несколько инвеститур. Можно, стало быть, говорить не об одностороннем выдвижении, включающем отношения субординации, но о соглашении равноправном и двустороннем: различие существенное с точки зрения последствий, когда дело касается зависимости депутата от его партии и ее вмешательства в процесс отбора депутатов.

    Степень влияния партий на выдвижение кандидатов зависит от весьма многих факторов. Указывают обычно на прямое значение юридических факторов и роль законов, которые могут закрепить за партиями монополию или дать им разного рода преимущества. В Соединенных Штатах развитие системы «праймериз» с необходимостью повело к широкому вмешательству законодательной власти, которая их создала и тщательно регламентировала. Кроме положений о выдвижении кандидатов партией, существенная роль принадлежит избирательным законам: порядок голосования наряду со структурой партий - решающий элемент, определяющий механизм выдвижения кандидатур. Исторические традиции и общий менталитет нации также, разумеется, играют здесь значительную роль. В Англии обычай требует, чтобы кандидат представал перед избирателями не сам по себе, а под покровительством комитета: таким образом посредничество партий усиливается. В тех странах, где сохранилось уважение к традиционным элитам, престиж имени и без партий обеспечит эффективность кандидатуры: на западе Франции «Республика герцогов» надолго пережила свое исчезновение в парламенте. Точно так же влияние партий на выдвижение кандидатов зачастую менее сильно в деревнях, чем в городах, где отдельные личности менее известны избирателям. Но все эти факторы второстепенны по отношению к избирательному режиму и внутренней структуре партий.

    Точно оценить влияние избирательного режима весьма нелегко. Для этого нужно отдельно рассмотреть каждый элемент избирательной системы, играющий в этой области свою роль: размер округов, способ голосования (по партийным спискам или по одномандатным округам), систему распределения мест (мажоритарная или пропорциональная), наличие или отсутствие второго тура. Все эти многообразные факторы могут подчас противодействовать друг другу, что ослабляет их совокупную роль. Очевидно, весьма существенны размеры избирательной территории. Здесь можно вывести почти математическую формулу: влияние партий на выдвижение кандидатов колеблется в прямой зависимости от величины округов. Чем больше округ, тем больше и влияние партий; чем он меньше, тем больше ограничено их вмешательство. Само собой разумеется, что все эти аксиомы не следует понимать буквально: они определяют общую и весьма приблизительную тенденцию, но сама тенденция неоспорима. Чем меньше округ, тем более возможно личное знакомство избирателей с кандидатом - тем чаще избирательная кампания принимает форму борьбы личностей, и выбор между ними избиратель делает на основании присущих им качеств, а не их политической принадлежности. Когда территориальные рамки расширяются, прямой контакт между кандидатами и избирателями ослабевает: вторые уже не знают первых лично. Политическая этикетка становится существенным элементом голосования, тогда как в малых округах это дело второстепенное. Сравнительный анализ голосования по округам, принятого в Третьей республике, с голосованием по департаментам, которому отдавалось предпочтение в Четвертой, прекрасно иллюстрирует эту общую тенденцию. Верность избирателей некоторым кандидатам, несмотря на их политическую эволюцию и переход в другие партии, хорошо показывает преобладание личностной точки зрения: случай Пьера Лаваля типичен. «Десантирование» кандидатов, столь распространенное во время первых пропорциональных выборов, когда некоторые депутаты оказались избранными в округах, где до того, как говорится, нога их не ступала, было бы решительно невозможно при порядке голосования по округам - за исключением, конечно, личностей, известных в национальном масштабе.

    Дело, впрочем, не только в возможности непосредственных контактов между избирателями и кандидатами: нельзя пренебрегать и финансовым фактором. В небольшом округе избирательные издержки менее высоки, чем в крупном: выдвижение кандидатов без поддержки партий остается возможным, хотя оно и не лишено трудностей. В большом округе это исключено: обеспечить расходы по кампании могут только партии или другие коллективные организации, которые имеют тенденцию приобретать характер партий. Но размеры округа не следует понимать только в географическом смысле: так же важно и количество избирателей. Во Франции при всеобщем избирательном праве департамент - это большой округ; при ограниченном избирательном праве он становится округом небольшим, поскольку взаимное знакомство кандидатов и избирателей здесь гораздо легче в силу немногочисленности последних. Таким образом в цензовых демократиях размер округов усиливал естественную тенденцию к снижению роли партий, и выборы в Сенат и Совет Республики имели поэтому более личностный и менее партийный характер, чем выборы в Палату депутатов или Национальное собрание.

    Голосование за партийные списки или по униноминальному принципу имеют одно и тоже влияние, поскольку первое используется в больших округах, а второе - и малых. Но соответствие это не абсолютно: при Третьей республике муниципальные выборы проходили по партийным спискам, а всеобщие - по униноминальному принципу. Размер округов, по-видимому важнее, чем характер голосования: в ходе муниципальных выборов роль партии менее значительна, чем в ходе всеобщих. На первых она местами изменялась в зависимости от коммун: классификация французских коммун по размерам, несомненно, показала бы, что процент независимых кандидатов стоит в обратном отношении к величине территории Но при всех обстоятельствах голосование по партийные спискам в силу своего коллективного характера естественно снижает влияние личностей, обязывает к согласию между множеством индивидов, отдавая предпочтение общности идей и устремлений перед личными качествами каждого, - все это элементы, которые объективно действуют в направлении возрастания влияния партий. Если принято блокирование партийных списков, роль личностного фактора увеличивается: становится возможным отдать голос в пользу отдельного кандидата, несмотря на коллективный характер голосования. Право выставлять неполные списки [1] позволяет бороться за голоса избирателей даже в одиночку. Но блокирование предполагает инициативу избирателя, который должен внести изменения в печатные списки, предложенные на его выбор: опыт же показывает, что сила инерции серьезно препятствует таким изменениям. При коллективном голосовании индивидуальные кандидатуры всегда имеют меньше шансов на успех, чем полные партийные списки. Тем не менее предвыборные соглашения довольно распространены, особенно в небольших округах.

    Система пропорционального представительства увеличивает влияние партий на выдвижение кандидатов. Будем различать эффект собственно пропорциональной системы и следствия голосования по партийным спискам, которое обычно с ней связано (исключение - Ирландия с ее переходным типом голосования): он варьируется в зависимости от характера применения этой системы. При национальном распределении оставшихся мест влияние партий достигает своего максимума: кандидаты, прошедшие по дополнительным национальным спискам, за счет оставшихся голосов, суммированных по стране в целом, отбираются непосредственно партией. Порядок объединения партийных списков приводит к результатам того же рода, особенно если блокирование осуществлялось на национальном уровне. Но даже при локальном распределении оставшихся мест и отсутствии объединенных списков роль партии очень велика: ее несколько снижает лишь блокирование и преференциально голосование.

    Так или иначе общее влияние партий и составлении списков настолько велико, что блокирование и преференциальное голосование имеют своим результатом большую свободу избирателя и выборе между кандидатами, предложенными партиями, - гораздо большую, чем допускаем свободное выдвижение кандидатур. Как доказывает опыт, пропорциональная система приводит фактически почти к монополии партий. Мажоритарное голосование, как правило, может повлечь за собой подобные же следствия, если оно проводится в один тур и сочетается с дуализмом партий. Любая независимая кандидатура вносит в систему серьезнейшую пертурбацию из-за вызываемого ею рассеяния голосов; избиратели тоже ее обычно обходят, отдавая свои голоса двум партиям: феномен поляризации работает против индивидуальной кандидатуры и ведет к партийной монополии. В Англии внепартийные кандидатуры встречаются еще реже, чем при пропорционалистских режимах. В конечном счете одна лишь мажоритарная система в два тура, в том случае, когда она сочетается с небольшими округами, дает относительную свободу выдвижения кандидатов. При всех обстоятельствах партийные кандидатуры пользуются значительными преимуществами перед всеми другими.

    Вместе с тем внутренняя структура партий может довольно глубоко изменить это положение вещей. Кадровые партии, не имеющие прочной финансовой опоры и испытывающие постоянные денежные затруднения, всегда весьма расположены к кандидатам, покрывающим издержки кампании: официально партия выбирает кандидата, но практически инвеституры добиваются без особых трудностей. Массовые партии - обычно это партии левой - отличаются меньшей склонностью к этой «капиталистической» форме индивидуальной кандидатуры. К тому же их уставы нередко предусматривают меры с целью не дать возможности независимому лицу получить в последний момент покровительство партии: только члены партии, имеющие определенный стаж, могут быть выставлены ею на одобрение избирателей. Такой порядок ведет к известному старению кадров, но поддерживает доминирование партий. Вместе с тем свобода кандидатур точно так же зависит и от степени централизации партии. В децентрализованных партиях кандидаты подбираются на локальном уровне, комитетами, которые довольно легко смотрят на выдвижение местных деятелей; в централизованных, где кандидатуры одобряются национальным руководством, добиться инвеституры труднее.

    И в этих случаях речь также идет не столько о том, чтобы противопоставить независимую кандидатуру партийной, сколько о том, чтобы определить ту степень индивидуальной инициативы, которая остается за самим кандидатом. Противопоставлять независимые кандидатуры партийным слишком наивно; кроме нескольких фантазеров, не имеющих никаких шансов на успех, никто и никогда в одиночку не предложит себя вниманию избирателей. За кандидатом всегда стоит организация - пусть даже эмбриональная, на которую он может опереться, ведя свою кампанию: избирательный комитет, газета, финансовая поддержка, пропагандисты и приверженцы. Для независимых кандидатов проблема состоит в том, чтобы суметь собрать эти различные элементы воедино без партии. Отсутствие партийной монополии еще не означает, что кандидат вообще абсолютно свободен: это просто означает, что не партии, а другие организации могут участвовать в избирательной борьбе - под «организациями» надо понимать крупные частные состояния (непосредственная роль которых в этой области невелика). И еще вопрос, действительно ли эти организации более свободны, чем партии, при подборе кандидатов; точно так же как не бесспорно и то, что ограничение роли партий и уничтожение их монополии увеличивают свободу избирателей и возможность независимых лиц смело идти на выборы.

    Проблема техники отбора кандидатов при помощи партий, стало быть, в конечном счете еще более значительна, чем проблема меры их влияния; она, кстати, стоит перед всеми организациями, имеющими отношение к выдвижению кандидатов. Соответствующие процедуры обычно очень близки к тем, которые используются при выдвижении руководителей партии: поскольку последних нередко отождествляют с парламентариями, различить две эти инвеституры не всегда легко. Теоретически друг другу противостоят две основные системы: избрание всеми членами партии и назначение руководящими комитетами. Практически же различие между ними менее велико, чем кажется, потому что собрания членов партии, которые выдвигают кандидатов, подвержены такому же манипулированию и давлению, как и съезды, где избираются руководители. В кадровых партиях выдвижением ведают комитеты: наслаждениям «избирательной кухни» там предаются при закрытых дверях. В Америке эта система соответствовала эпохе caucus, которые были в основном собранием руководителей партии для выдвижения своих кандидатов на выборах. Важную проблему в этом случае составляет только соперничество местных и центральных комитетов: во Франции первые берут верх над вторыми; американские комитеты тоже имеют весьма локальный характер. В массовых партиях выдвижение кандидатов членами партии - обычно правило, но оно может быть прямым или опосредованным. Прямое выдвижение относительно редко: в качестве примера можно привести голосования за выдвижение, принятые в бельгийских партиях. Внешне весьма демократичная, эта система на практике несвободна от глубоких злоупотреблений, как это показывают критические выступления, раздававшиеся в христианско-социальной партии Бельгии по поводу выдвижения кандидатов на выборах 1949 г. Право предлагать кандидатов было признано за Национальным и окружными комитетами: но кроме них это могут сделать и местные отделения, объединившись в количестве трех, а также 150 членов партии, подписав соответствующее заявление. Пользуясь этим, некоторые кандидаты добивались представления своих кандидатур тремя крошечными секциями, насчитывавшими в общей сложности всего несколько десятков членов. Окончательное выдвижение и отбор кандидатов осуществлялись по средством общего голосования всех членов партии, числящихся в ней в текущем году; в некоторых округах «появились кандидаты, которые организовали настоящую охоту за членами партии и заставляли записываться в партию за несколько дней до даты окончания регистрации для голосования сотни своих приверженцев. Некоторые пытались также покупать незаполненные книжки членских билетов»1. Чтобы избежать этих злоупотреблений, вносилось предложение давать дополнительный голос членам партии, внесенным в списки более года назад.

    Система голосования за выдвижение может стать главной основой партийной общности: принадлежность к партии имеет целью участие в определении кандидатов на выборы. Фактически единственный элемент настоящего членства, который обнаруживается в американских партиях, состоит в участии в закрытых праймериз, которые можно сравнить с бельгийскими голосованиями. Но эта техника встречается относительно редко: если выдвижение кандидатов остается в руках членов партии, для этого обычно используется опосредованный способ. Кандидаты выдвигаются съездом или собранием, состоящим из делегатов, избранных членами партии в местных отделениях; приблизительно такая система принята, например, в швейцарских партиях, где решения по кандидатурам принимаются собранием делегатов. Этот порядок был введен в Соединенных Штатах в первой половине XIX века, где он постепенно вытеснился потом принципом caucus; выдвижение отныне осуществлялось съездом (конгрессом), состоящим из делегатов, представленных собраниями округов. Поскольку никакой узаконенной процедуры вступления в партию не существовало, руководители сами составляли список лиц, приглашаемых на эти низовые собрания; голосование проводилось в обстановке многочисленных манипуляций и давления, так что съезд гораздо больше представлял верхушку партии, чем массу избирателей и симпатизантов; при демократической видимости все это недалеко ушло от системы caucus. Впрочем, некоторые «конгрессы» - это официально признанные собрания деятелей руководящих комитетов, а не делегатов от членов партии: таков и Национальный конгресс, который обеспечивает выдвижение кандидата в президенты. Многие собрания и конгрессы по своему характеру фактически не столь уж отличаются от того, что мы видим в европейских партиях, где руководящие комитеты местных организаций играют главную роль в выдвижении кандидатов. Но все же система формального членства, когда она существует, ставит какой-то предел манипуляциям и вмешательству партийной верхушки.

    С начала XX века порядок конгрессов в Соединенных Штатах был заменен новой системой выдвижения - праймериз, системой совершенно оригинальной, которую по-настоящему невозможно сопоставить ни с какой другой. Можно было бы сравнить ее с бельгийскими «голосованиями», но последние основаны на механизме членства, которого не существует в Америке. Вместо избрания кандидатов членами партии, речь здесь идет скорее об избрании их избирателями и симпатизантами. Кроме того, описать праймериз весьма нелегко еще и потому, что каждый штат устанавливает здесь свою собственную регламентацию. На самом деле существует не система, а системы праймериз, весьма разнообразные и существенно отличающиеся друг от друга. В принципе праймериз - это предварительные выборы, которые служат для выдвижения кандидатов партии на собственно выборы. Обычно там представлена целая обойма кандидатов на многочисленные посты - не только политические, но и административные и юридические, поскольку местная администрация и юстиция в Соединенных Штатах во многом образуются выборным путем. Праймериз официально организуются публичными властями, как и сами выборы; они проводятся обычно в таких же пунктах для голосования, но все это происходит внутри каждой партии. Избиратель выбирает среди кандидатов своей собственной партии того, кто будет представлять партию на выборах.

    В зависимости от штата различают праймериз закрытые и открытые; и тот, и другой тип имеют многочисленные вариации. На закрытых в выдвижении кандидатов-республиканцев могут участвовать только избиратели-республиканцы, а в выдвижении кандидатов-демократов - только избиратели-демократы. Но как определить, кем же является тот или иной избиратель - республиканцем или демократом? Наиболее распространенный способ -это вербовка. Она может происходить в момент регистрации: люди называют партию, к которой намереваются причислить себя на «праймериз»; изменить это можно лишь на следующей регистрации. Иногда вербовка может иметь место при входе в пункт голосования, где получают бюллетень той партии, которую предпочли; если возникает желание на следующих «праймериз» переменить свою партийную ориентацию, нужно за определенное время до выборов получить заверенное секретарем суда удостоверение - срок в зависимости от штата колеблется от шести месяцев до десяти дней. Некоторые другие штаты вводят тест верности партии, обычно именуемый «запросом»: при входе в пункт голосования избиратель требует бюллетень какой-то одной партии. Прежде чем его вручить, избирателя просят сделать заявление, что он поддержал кандидатов партии на последних выборах и поддержит их на ближайших. В некоторых южных штатах требуется даже личное заявление и поддержке кандидата партии, выдвинутого на праймериз, с тем чтобы застраховаться от независимых. Закрытые праймеризпредполагают таким образом, что голосующие оказывают предпочтение партии; здесь скорее речь идет о выдвижении кандидатов симпатизантами, нежели простыми избирателями. Вербовка и последующий «запрос» во многом напоминают европейский механизм вступления в члены партии; однако здесь недостает регулярных взносов и особенно - участия членов в жизни партии, в установлении партийной иерархии и выдвижении вождей. Вербовка и «вызов» действительны только для праймериз и предназначены исключительно для выборов.

    Но все это имеет место лишь на закрытых праймериз. На открытых же сохраняется тайна политических предпочтений каждого избирателя: принадлежность к партии никак открыто не проявляется. У входа в пункт для голосования избиратели получают два бюллетеня, по одному от каждой партии; каждый бюллетень содержит список кандидатов партии; избиратель отмечает крестиком тех, кого он предпочитает, но он имеет право использовать только один бюллетень. Или же каждый избиратель получает один бюллетень с двумя отдельными колонками для каждой партии: он может использовать лишь одну колонку - иначе голосование будет признано недействительным. Тем не менее в штате Вашингтон можно проголосовать за «лошадок» той и другой партии, если речь идет постах: кандидаты сгруппированы не по партиям, а по должностям. Наконец, в Миннесоте и Небраске для избрания Законодательного собрания штата принята система непартийных праймериз, обычно используемая преимущественно на выборах судей: здесь партийная принадлежность кандидатов вообще не указывается; в настоящих выборах затем участвуют лишь те двое, что возглавляют список избранных. Реально речь идет уже не о праймериз, а о первом туре выборов с ограниченным вторым туром, подобно тому порядку, который существовал в кайзеровской Германии и Бельгии с ее мажоритарной системой.

    Таким образом общим названием праймериз именуются весьма многообразные техники голосования. Закрытые праймериз приблизительно соответствуют выдвижению кандидата от партии ее симпатизантами, открытые «праймериз» обычного типа - выдвижению его избирателями. Те и другие образуют крайние члены прогрессии, где открытые праймериз по типу штата Вашингтон - последняя ступень по отношению к непартийным праймериз, которые представляют собой уже не выдвижение кандидатов, а настоящие выборы. В целом эта система была постепенно установлена к началу XX века с целью сломить влияние руководителей партий на отбор кандидатов. Это в значительной мере удалось: бесспорно, именно ей нужно приписать современный упадок «машин «. Но тем не менее вмешательство руководителей скорее изменило свои формы, нежели полностью исчезло. Кто может быть внесен в партийный бюллетень, официально отпечатанный администрацией и полученный избирателем праймериз? В основном это член партии, который собрал известное количество подписей, различное в зависимости от размеров округа. Таким способом можно бороться против господствующей в партии группировки, противопоставив противнику своего кандидата, но это уже предполагает известные зачатки организации, то есть создание другой группировки. Система праймериз ведет не столько к независимости кандидатур от руководителей, сколько к развитию внутренних группировок и соперничеству их руководителей. Избиратели праймериз могут быть арбитрами такого соперничества, но слабое участие избирателей в этих выборах снижает их значение; с другой стороны, оно, по-видимому, почти не имеет реальной силы, как и участие европейских избирателей в голосовании в два тура, так как сами кандидаты на праймериз практически отбираются группировками руководителей, как и в Европе. По существу сокращается лишь степень их вмешательства: оно больше не распространяется непосредственно на выдвижение кандидатов, а только на отбор «кандидатов при выдвижении кандидатур». Настоящая проблема американских партий сегодня - это проблема предварительныхпраймериз: собраний партийных комитетов с целью выдвижения кандидатов собственно на праймериз.

    Партии и выборы

    Партии играют основную роль в первой фазе избирательной процедуры - выдвижении кандидатов, но они присутствуют и во второй – селекции между кандидатами, то есть собственно выборах. Прежде всего они оказывают на нее косвенное, но важное влияние поддерживая кандидата в его избирательной кампании. Они - за исключением кадровых и комитетских партий, где преобладающим остается частное финансирование, обеспечивают подавляющую часть издержек этой кампании. В некоторых странах принимаются строгие меры контроля и ограничения избирательных расходов, с тем чтобы помешать силе денег слишком уж давить на пропаганду, порождая чересчур резкое неравенство. Но развитие массовых партий сделало эти меры менее эффективными: сегодня наиболее крупные затраты на пропаганду характерны уже не для консервативных партий, располагающих поддержкой «денежных мешков», а для народных партий с их массой членов, взносы которых создают весьма значительный оборотный фонд. Немецкая социал-демократическая партия первой продемонстрировала превосходство такого почти всенародного финансирования с помощью партийного налога над частным с его пожертвованиями крупного капитала. Британская лейбористская и другие синдикалистские партии достигли подобных же результатов; во Франции самые крупные расходы сегодня несет, вероятно, коммунистическая партия. К тому же участие партий в кампании позволяет обойти положения закона, ограничивающие пропаганду и избирательные расходы. Во Франции, например, ни один кандидат не имеет права размещать плакаты вне специально отведенных немногочисленных официальных площадок, но партии распространяют свои плакаты, косвенно поддерживающие их кандидата, повсюду. Современную избирательную кампанию можно было бы сравнить с концертом для инструмента с оркестром: кандидат представляет собой инструмент, звук которого все больше теряется в громе оркестра.

    Нужно к тому же различать собственно избирательную пропаганду, которая ведется кандидатом с целью быть избранным, и пропаганду партии по случаю выборов, нацеленную на распространение своей доктрины, своего влияния, на умножение своих рядов. Здесь совершается любопытная эволюция, отражающая изменение сущности и роли партий. Первые партии были чисто избирательными организациями, чья основная функция состояла в обеспечении успеха их кандидатов: выборы были целью, партии - средством. Но затем развитие функций собственно партии как организации, способной непосредственно воздействовать на политическую жизнь, привело к тому, что выборы стали использовать в целях пропаганды самой партии. Избирательная кампания предоставляет исключительные средства воздействия на общественное мнение. В некоторых странах кандидаты имеют право на бесплатные залы для собраний, на издание и распространение официальными службами их программ, использование национального радиовещания, щитов для расклейки плакатов, etc. С другой стороны, публика оказывается в это время особенно восприимчивой по отношению к политике: почва как никогда подготовлена для того, чтобы развязать агрессивность «вируса партийности». Занимаясь избирательной пропагандой своего кандидата, партия таким образом развертывает постепенно и собственно партийную пропаганду. За какой-то гранью первоначальная ситуация оказывается перевернутой: вместо того чтобы использовать партии для обеспечения успеха на выборах, используют выборы, чтобы обеспечить рост партий; партия стала целью, а выборы - средством.

    Эта метаморфоза выражается в росте числа кандидатов и видоизменении их характера. В XIX веке партия не выставляла кандидата в тех округах, где он не имел никаких шансов достигнуть финиша; сегодня это обычная практика. Коммунистическая партия, например, обычно систематически выставляет своих кандидатов повсюду. Избирательная кампания принимает таким образом рекламный характер: речь идет не о том, чтобы быть избранным, но о том, чтобы познакомить с партией. Это сказывается и на избирательной тактике. Используемая французской компартией с 1924 по 1932 г. тактика (полная самостоятельность и сохранение всех кандидатов во втором туре) с точки зрения завоевания парламентских мест была абсурдна: она ослабляла шансы коммунистических кандидатов и отталкивала от них избирателей. Но эта тактика позволяла партии свободно развертывать все направления своей пропаганды; она предохраняла ее от всяких компромиссов и какой бы то ни было компрометации, укрепляла ее внутреннюю сплоченность и усиливала ее влияние вглубь: она была оправдана в долгосрочном плане. По общему правилу пропаганда собственно партии имеет тенденцию преобладать над избирательной пропагандой в партиях фашистского или коммунистического типа, но если даже вторая иногда опережает первую и партия прежде всего стремится увеличить свое парламентское представительство, такое положение оказывается временным. Просто в данных обстоятельствах данная тактика расценивается как более эффективная, чем иная, но упрочение парламентских позиций и успехи на выборах сами по себе рассматриваются только как средство развития мощи партии, что всегда остается главным. Можно было бы таким образом различать партии избирательные и партии перманентной агитации: демократическую и парламентскую направленность имеют только первые; другие же всего лишь используют институты, пока не могут их разрушить.

    Опосредованное влияние партий на выборы с помощью пропаганды существует всегда. Прямое же вмешательство в выбор избирателей имеет место лишь в некоторых политических системах. Оно очевидно при однопартийных режимах, где нет другого выбора и голосующие ограничиваются одобрением кандидата партии. Здесь настоящими выборами становится выдвижение кандидатов: в той мере, в какой это происходит гласно, оно открывает возможности для соперничества кандидатов и дискуссий - возникает некоторый демократический элемент. В штатах американского Юга именно в силу этого приобретают основное значение праймериз: участие в них избирателей более активно, чем в собственно выборах; борьба группировок и противостояние кандидатур подчас превращают видимое единство демократической партии в фикцию. В СССР было бы интересно исследовать тот же самый механизм собраний по подготовке к выборам, находящийся в руках профсоюзов, молодежных объединений, подразделении партии и всех организаций, обладающих правом выставлять кандидатов. Эти организации являются живой и реальной частью советской избирательной системы; но, к сожалению, точных и конкретных документов на этот счет недостаточно. Дуалистический режим с доминирующей партией создает почти аналогичную ситуацию: если диспропорция двух партий такова, что одной из них успех практически обеспечен, определение ею своего кандидата становится решающим моментом выборов.

    Прямое влияние партии открыто проявляется и во втором варианте - при системе пропорционального представительства с объединенными списками, куда кандидаты вносятся в известном порядке, определяющем шансы на избрание. Пусть, например, социалистическая партия в каком-то округе на предыдущих выборах добилась трех мест. Поскольку колебания полученных голосов от одних выборов к другим относительно незначительны, она может рассчитывать, что и ближайшие выборы дадут ей минимум два и максимум четыре места. Кандидату, возглавляющему список, успех, стало быть, гарантирован; второй уверен в успехе несколько меньше, третий - гораздо меньше; четвертый имеет лишь некоторую надежду; другие ее практически совсем лишены, им достается роль избирательных статистов. Соответствующие шансы кандидатов, следовательно, определяются партией; у первого они почти такие же верные, как при однопартийном режиме. Налицо прямое вмешательство в выборы, которые, по существу, перестают быть выбором между кандидатами, сделанным избирателями: последние лишь фиксируют контингент, в рамках которого партия осуществляет свое право назначать депутатов. Все происходит так, как если бы избирательный корпус давал такой-то партии право назначать 20% всех парламентариев, другой 15, третьей 40, etc. - эти пропорции могут колебаться от одних выборов к другим. Если пропорциональная система принята в ее полном виде, функционирует в национальном масштабе, с единообразными квотами и общим распределением оставшихся мест, все вышеописанное в точности соответствует действительности. В менее чистых пропорциональных системах - а они-то как раз наиболее распространены - схема слегка модифицируется. Но пока остается в силе принцип объединенных партийных списков, полностью сохраняется и право назначать депутатов - меняется лишь способ определения контингента.

    Если принята система преференциального голосования и заключения предвыборных соглашений, выбор депутатов частично вновь переходит в руки избирателей: между ними и партиями устанавливается определенного рода сотрудничество. При системе преференциального голосования в ее полном виде, когда порядковый номер кандидата в списках партиями не определяется, последние утрачивают всякую возможность прямого вмешательства в выборы. При системе псевдопреференциального голосования (французские законы 1946 и 1951 г.), когда изменения в порядке партийных списков принимаются лишь в том случае, если они превышают половину ранее полученных партией голосов, последняя сохраняет свои прерогативы в неприкосновенности; опыт показывает, что сдвиги никогда не достигают такой пропорции; будучи к тому же разнонаправленными, они неспособны изменить навязанный партией порядок. При пропорциональной системе с объединенными партийными списками распределение кандидатов по номерам становится актом такой же важности, как и их выдвижение. В норме то и другое должно совершаться одновременно; практически же многие партии позволяют своим членам прямо или опосредованно участвовать в выдвижении, но на деле сохраняют право распределения мест в списке за руководящими комитетами, которые таким образом вновь приобретают главную роль. Техника составления списков с порядком, навязанным избирателям, к тому же допускает весьма хитроумные манипуляции: достаточно поставить кандидата, любимого активистами, но неугодного руководителям, на «плохое « место, чтобы успокоить первых и удовлетворить вторых; точно так же отодвинуть в назад популярного среди избирателей депутата, срок полномочий которого истекает, - значит воспользоваться его популярностью в интересах кандидата более сговорчивого. Такая угроза - замечательное оружие в руках первых лиц партии, используемое для того, чтобы добиться послушности парламентариев.

    Эти приемы иллюстрируют общие следствия вмешательства партий в процесс выдвижения депутатов: глубокую трансформацию механизма выборов, эволюционирование его к смешанной системе «выборы - кооптация». Однопартийность представляет собой крайнюю, завершающую точку этого движения: выборы здесь не более, чем видимость, которая едва маскирует реальность - кооптацию почти в чистом ее виде. Кооптация как механизм селекции правящих мало изучена по сравнению с наследованием и выборностью, которые стали объектом многочисленных исследований. А между тем она приобретает сегодня такое значение, какого не знала никогда со времен Римской империи. Все диктаторы традиционно прибегали к кооптации, чтобы обеспечить незыблемость своей власти; практически вплоть до XX века здесь мало что изменилось, разве что кооптация стремительно превращается в наследование. Единственная партия сегодня обновила эту технику и придала ей упорядоченный характер, которого та никогда не имела: отныне кооптация диктатора совершается внутри партии, в центральном ядре, которое обеспечивает его верховное правление. В Германии Гитлер лично назначил своих в известном смысле наследников из небольшой группы соратников; в Италии Большой фашистский совет должен был выдвинуть из своей среды наследника дуче; в СССР наследование поста Верховного вождя практически подготавливается в рамках Политбюро коммунистической партии. Немецкая система больше всего соответствует классическому типу личной диктатуры; итальянская и русская вводят новый тип - коллективную кооптацию. В СССР он уже однажды сработал, обеспечив замещение Ленина Сталиным; вытеснение Троцкого не вызвало сколько-нибудь серьезного внутреннего кризиса режима, хотя механизм наследования был тогда использован впервые. Как представляется, партия таким образом трансформировала само понятие диктатуры: идет процесс превращения этого в сущности временного - поскольку он связан с жизнью одного человека - режима в непреходящий, ибо он получает основание в виде постоянно обновляемого института - партии.

    На уровне верховного вождя единственная партия обеспечивает чистую кооптацию. На уровне парламентариев кооптация приобретает оттенок выборов. Фактически назначенные партией, депутаты тем не менее выносятся на всенародное одобрение, для чего предпринимается грандиозная и пышная пропагандистская демонстрация. Система возрождает технику плебисцита: личный плебисцит по поводу одного человека заменяется коллективным - по поводу института. Депутаты отбираются партией, но и народное утверждение - массовое, насколько это только возможно, - сохраняет большое значение. Такое обращение к избирательному ритуалу придает режиму видимость демократической легитимности: так некогда Наполеон воспользовался личным плебисцитом для того, чтобы примирить монархическую реставрацию с официальными принципами Французской революции; коллективный плебисцит имеет то же самое значение. Новые религии перенимают старые обряды и сохраняют.места паломничества. Этот ритуал тоже имеет весьма прозрачный практический смысл: так стараются внушить мысль о тщетности любых попыток сопротивления, о всемогуществе системы, требующей единодушного повиновения. Большинство в 99,9% доказывает эффективность режима; его фальшивый характер очевиден, но обеспечить такой результат способен только совершеннейший механизм. С другой стороны, эта система, быть может, дает какую-то демократическую подготовку на будущее: как бы там ни было, поддельные выборы приучают к процедуре голосования народ, которому до того она была попросту неведома; эти лишенные внутреннего смысла ритуалы обучают хотя бы демократическим приемам. Турецкий народ, например, наверняка испытал бы в 1950 г. гораздо большие трудности, «погружаясь « в демократию, если бы в течение 20 лет не проделывал подобной теоретической избирательной гимнастики: так в бассейне учатся плавать - сначала на сухом месте, распластавшись на тумбе, новички проделывают движения пловца...

    При многопартийном режиме кооптация утрачивает чистоту и выборы вновь обретают реальность. Но они тоже уже больше не выборы в чистом виде: мы имеем дело с некой полукооптацией, где избиратель играет большую или меньшую роль - в зависимости от партийной системы. Кооптация, конечно, всегда присутствовала в избирательных механизмах: когда партий еще не было, серьезных кандидатов обычно опекали заканчивающие свой срок депутаты, решившие больше не выставлять свою кандидатуру на выборах. Эффект партий состоит еще и в том, что в данном случае они заменили индивидуальную кооптацию коллективной. Но с равным успехом они заняли и поле действия «патронирования». При многопартийном режиме роль избирателей практически снова свелась к выбору между кандидатами, кооптированными партиями; кооптация представляет собой первый акт избирательной процедуры, в котором выборы - всего лишь второй. Американская система праймериз не отменяет кооптации: просто она вводит между двумя актами промежуточную операцию. Пропорциональная система с блокированием списков и устанавливаемым партиями порядком внесения в них кандидатур эту кооптацию сколько-нибудь ощутимо не усугубляет; она только преобразует ее механизм, делая его более явным. Здесь наглядно видно, что избиратель не выбирает своего депутата как личность и всего лишь одобряет контингент, кооптированный партией: он поистине больше не избирает, как это действительно происходило при мажоритарном режиме с одномандатными округами. Он сохраняет лишь видимость выбора, поскольку голосует персонально за Х или Y, но эти Х или Y так же, как и все остальные члены списка, были кооптированы и расставлены по своим местам именно партией. Что же изменилось бы, будь в нем только Х и Y, или его возглавляли бы их компаньоны, чье предназначение - всего лишь обеспечивать численность? По существу, настоящий личный выбор существует только при мажоритарной системе с объединенными партийными списками, да и то он остается ограниченным членами списка, которые по-прежнему кооптируются партией.

    Выборные факты (на примере президентских выборов в США 2008, как все планировалось)

    Первые праймериз, на которых будет определено имя кандидата в президенты США, пройдут 8 января 2008 года в Вашингтоне. Однако эти праймериз считаются малозначимыми и не привлекают особого внимания: дело в том, что Вашингтон (точнее Федеральный Округ Колумбия, на территории которого он находится) де-факто не принимает участия в президентских выборах, его представители не входят в Коллегию Выборщиков.

    Основные претенденты на пост президента США 14 января 2008 года примут участие в первом кокусе, который пройдет в штате Айова. В 2004 году он позволил определить фаворита Демократической партии - тогда большинство голосов айовских демократов неожиданно получил сенатор Джон КерриJohn Kerry, который, в итоге, и стал главным соперником республиканца Джорджа БушаGeorge Bush.

    Далее по графику (который может претерпеть изменения) - Невада (19 января, кокус). Праймериз в штате Нью-Гэмпшир запланированы на 22 января. В этот же день пройдет кокус Республиканской партии в Вайоминге. 29 января состоится праймериз Демократической партии в Южной Каролине.

    Большинство праймериз пройдут в феврале. 2 февраля - в Южной Каролине (республиканцы). 5 февраля - в Алабаме, Аризоне, Арканзасе, Калифорнии, Колорадо, Коннектикуте, Делавэре, Джорджии, Иллинойсе, Мичигане, Миссури, Нью-Джерси, Нью-Мексико, Нью-Йорке, Северной Каролине, Южной Дакоте, Оклахоме, Орегоне, Пенсильвании, Род-Айленде и Юте. 9 февраля - в Луизиане, 10 февраля - в Мэне (демократы), 12 февраля - в Мэриленде и Вирджинии, 19 февраля - в Висконсине, 26 февраля - в Айдахо (демократы) и на Гавайях (демократы).

    В марте пройдут праймериз в 9-ти штатах, в апреле - в одном (Аляска), в мае - в семи. 3 июня пройдут завершающие праймериз, которые уже абсолютно ничего не будут решать - в Монтане.

    25-28 августа состоится Конвенция Демократической партии, на которой будет объявлено имя кандидата демократов, а 1-4 сентября - Конвенция Республиканской партии. В съезде Демократической партии примут участие около 5 тыс. делегатов, в Республиканском - около 2.5 тыс. делегатов. Значительную часть делегатов составляют действующие члены Конгресса, парламентов штатов и губернаторы.

    Уже в сентябре 2008 года пройдет первый тур теледебатов двух главных претендентов на Белый Дом. Президентские выборы пройдут 4 ноября 2008 года, а 20 января 2009 года состоится инаугурация нового президента.

    По данным исследовательского Campaign Finance Institute, по состоянию на 30 июня 2007 года, кандидаты в президенты США собрали денег больше, чем за весь 2003 год (последние президентские выборы) - $277 млн. против $272 млн.

    Демократы значительно опережают республиканцев ($161.7 млн. против $114.8 млн.). Большинство денег поступило от доноров, перечисливших полюбившимся им кандидатам более $1 тыс.

    Рекордсменом по сборам стал сенатор-демократ Барак Обама Barack Obama: во втором квартале 2007 года ему ежедневно жертвовали более $361 тыс. в день. В его копилку поступило более $57.2 млн. Ближайшими конкурентами Обамы являются демократы Хиллари КлинтонHillary Clinton ($50.5 млн.), Джордж Эдвардс George Edwards ($21.9 млн.), Билл Ричардсон Bill Richardson ($50.5 млн.) и Крис ДоддChris Dodd ($12.1 млн.).

    Расклад средств кандидатов Республиканской партии выглядит следующим образом: Митт Ромни Mitt Romney ($44.4 млн.), Рудольф ДжулианиRudolph Guiliani ($30.6 млн.) и Джон МакКейнJohn McCain ($23.3 млн.). Остальные кандидаты-республиканцы собрали значительно меньше.

    В свою очередь, безоговорочным лидером по размеру трат стал Митт Ромни ($32.3 млн.). Для сравнения, за весь 2003 год Джордж Буш George Bush, выигравший выборы, потратил $33.6 млн. Значительные средства на свою избирательную кампанию также израсходовали Обама ($22.6 млн.), МакКейн ($21.5 млн.), Клинтон ($17.9 млн.) и Джулиани ($16.9 млн.).

    Опросы общественного мнения показывают, что лидеры избирательной гонки, в принципе, определились. Здесь лидируют те же Клинтон, Обама и Эдвардс - у демократов и Джулиани, Фред Томпсон Fred Thompson (бывший сенатор, ставший популярным актером, недавно включившийся в избирательную гонку) и МакКейн - у республиканцев. Однако праймериз способны принести сюрпризы: к примеру, в 2003 году лидером опросов и безусловным любимцем политических спонсоров был демократ Говард ДинHoward Dean, однако он уступил лидерство Джону Керри (ныне Дин возглавляет Национальный Комитет Демократической партии Democratic National Committee).

    Выборы президента в США (2008)

    Это были 56-е последовательные выборы президента и вице-президента США на четырёхлетний срок.

    Они совпали с выборами в сенат в 2008 (в 31 штате), выборами в палату представителей (во всех штатах) и с выборами губернаторов (в 11 штатах), а также различными референдумами и выборами местного уровня.

    Распределение голосов избирателей (то есть сколько каждый штат даёт голосов в коллегии выборщиков), как и на выборах 2004 года, базировалось на переписи населения, проведённой в 2000 году.

    На выборах одержали победу представители Демократической партии США: президентом избран Барак Обама, вице-президентом — Джозеф Байден. Их основными оппонентами были кандидаты Республиканской партии — соответственно Джон Маккейн и Сара Пейлин. Избранный президент и избранный вице-президент вступили в должность 20 января 2009 года.

    Впервые в истории США за президентское кресло боролись два действующих сенатора. Впервые оба кандидата от основных партий родились вне континентальной территории США — Обама на Гавайях, а Маккейн в Зоне Панамского канала. Впервые с 1952 года в выборах не участвовали ни действующий президент, ни действующий вице-президент (Джордж Буш-младший по Конституции не мог баллотироваться на третий срок, а Ричард Чейни неоднократно и решительно отвергал все попытки выдвинуть его в президенты).

    Выборы при любом возможном исходе являлись историческими с точки зрения традиционно мало представленных в политике групп населения. Барак Обама стал первым афроамериканским президентом США (он также первый кандидат африканского происхождения, баллотирующийся на этот пост от основных партий), а Джозеф Байден — первым католиком-вице-президентом США. Если бы победил Маккейн, то Сара Пейлин стала бы первой женщиной-вице-президентом.

    Барак Обама избран 44-м президентом США

    Для выдвижения от парламентских партий было необходимо пройти праймериз и набрать большинство голосов делегатов итогового съезда партии: у демократов — 2025 голосов, у республиканцев — 1517.

    По результатам праймериз Обама стал единым кандидатом от демократов на этих выборах, получив поддержку более 2025 необходимых делегатов.

    Президент, которого еще не было: женщина или афроамериканец

    В 1937 году Гэллап решил выяснить, готовы ли американцы голосовать за кандидата в президенты, который не соответствовал бы сложившемуся на то время стереотипу: страну должен возглавлять белый мужчина, протестант.

    Напомним, что в 1920 году после долгой борьбы многочисленных феминистских движений была принята 19-я поправка к Конституции США, согласно которой женщины во всех штатах страны получили возможность голосовать и быть избранными. Таким образом, опрос 1937 года по сути зафиксировал начало осознания американцами того обстоятельства, что президентом страны в принципе может стать женщина. Вопрос звучал так: “Если Ваша партия выдвинет на пост президента во всех отношениях высококвалифицированного человека – женщину, Вы за нее проголосуете?” Было предусмотрено два ответа: “да” и “нет”; естественно, фиксировалась и доля неответивших. Тогда о своей готовности проголосовать за женщину на президентских выборах заявили треть участников опроса (33%), но вдвое большая доля – 64% – такую возможность исключили.

    Более десяти лет потребовалось на то, чтобы доли готовых и неготовых поддержать женщину – кандидата в президенты сравнялись: в 1949 году группы “за” и “против” составили по 48%. Таким образом, за указанный период количество избирателей, в принципе готовых признать за женщиной право управлять страной, увеличивалось ежегодно в среднем на 1,2–1,3 п.п. В течение следующих двух десятилетий динамика выглядела иначе: до конца 1960-х доля готовых избрать женщину на высший руководящий пост в стране незначительно колебалась вокруг среднего показателя 55%, но при этом доля не готовых сделать это ежегодно снижалась примерно на полпроцентных пункта. В итоге в 1969 году более половины американцев (53%) заявили о своей готовности проголосовать за женщину на президентских выборах, но при этом 40% подобной готовности не выражали. В последние 30 лет прошлого столетия отмеченный перевес окончательно закрепился: первая группа (склонные поддержать на президентских выборах женщину) стремительно росла (ежегодно на 1,3 п.п.), вторая – столь же быстро (1,1 п.п.) сокращалась. В ходе опроса, проведенного за полтора года до президентских выборов-2004, 87% американцев выразили готовность проголосовать за кандидата-женщину.

    В 1958 году, через два десятилетия после начала мониторинга отношения населения к выбору женщины, еврея, католика на пост президента страны, Гэллап впервые задал аналогичный вопрос применительно к кандидату афроамериканцу (в формулировке вопроса – “черный”); тогда 38% населения не исключили для себя возможность проголосовать за такого кандидата, 54% – исключили. В последующие годы в силу ряда важнейших социокультурных событий (в их числе – выступления против войны во Вьетнаме, движение хиппи, принятие в 1964 году Акта о гражданских правах) позитивная установка относительно выдвижения на пост президента черного американца разделялась все большим количеством людей. К 1969 году уже две трети американцев (66%) заявляли о своей готовности голосовать за такого кандидата. В промежутке между 1987 и 1997 годом этот показатель вырос с 79 до 93%, а в начале 1999 года достиг 95%. Другими словами, к концу прошлого века раса кандидата в президенты не определяла симпатий избирателей.

    В феврале 2007 года 95% взрослых американцев заявили о своей готовности голосовать за кандидата-католика, 94% – за афроамериканца, 92% – за еврея, 88% – за женщину и лишь 45% – за атеиста

    Избирательная кампания-2008 – первая в истории США, когда кандидатами в президенты от одной из ведущих партий стали женщина и афроа-мериканец. И Хиллари Клинтон, и Барак Обама – политики, хорошо известные в Америке. Так, Клинтон с 2002 года признается самой выдающейся женщиной, и при этом она заметно опережает всех конкурентов. Обама в 2006 и 2007 годах занимал четвертое место среди наиболее выдающихся персон – после Джорджа Буша, Билла Клинтона и Альберта Гора/

    Обратимся к опросам.

    Паймериз – инструмент выявления менеджерских способностей кандидатов и эффективности деятельности их команд

    Рабочая группа по выработке процедуры определения «единого кандидата» в президенты от демократических сил пришла к выводу, что для определения самого достойного политика необходимо проводить праймериз. Известный белорусский социолог Андрей Вардомацкий, принимавший участие в деятельности рабочей группы в качестве независимого эксперта, предполагает, что праймериз может позволить вовлечь в процедуру определения «единого кандидата» большее число людей, чем в прошлые годы.

    «Можно говорить о некоторой динамике, если проследить процедуру определения «единого кандидата», начиная с 2001 года», - делиться наблюдениями в беседе с корреспондентом «БДГ»Андрей Вардомацкий.

    По мнению эксперта, на фоне предыдущих попыток избрать «единого кандидата» праймериз выглядит более демократичной процедурой.

    «В 2001 году «единый кандидат» определялся несколькими людьми, которые однажды собрались вместе и решили в пользу известного кандидата. В 2006 году этот вопрос решался на Конгрессе демсил, к процедуре определения «единого кандидата» было привлечено значительно большее количество людей. Сейчас, благодаря «праймериз», планируется привлечь к процедуре определения «единого кандидата» 100 тыс. человек. То есть, если проследить динамику за последние восемь лет, происходит увеличение числа людей, вовлеченных в процесс определения «единого кандидата», - констатирует Андрей Вардомацкий.

    Говорить об эффективности праймериз, считает эксперт, пока преждевременно. «Будем смотреть по результату. Все будет зависеть от того, насколько эффективно сработает команда, которая реализует эту процедуру», - говорит Андрей Вардомацкий.

    При этом социолог добавляет, что в данном случае «праймериз не является отражением общественного мнения». «Предполагается, что в праймериз примет участие определенная часть избирателей и совсем не факт, что эта часть будет отражать электоральные ожидания населения в целом. В данном случае праймериз – инструмент выявления менеджерских способностей кандидатов и эффективности деятельности их команд», - резюмирует Андрей Вардомацкий.

    Политолог Александр Федута положительно оценивает тот факт, что к процедуре определения «единого кандидата» планируется привлечь значительное число избирателей. «Хорошо, что оппозиция решила выйти за пределы минской «тусовки» и апеллировать к людям», - подчеркнул в беседе с корреспондентом «БДГ» Александр Федута.

    По мнению политолога, организаторам праймериз стоит провести ревизию ресурсов, чтобы понимать свои возможности. «Чтобы ответить на вопрос, хватит ли у оппозиции ресурсов для проведения праймериз, нужно представлять, какие ресурсы есть у оппозиции в наличии. По моему мнению, вначале оппозиции стоит провести ревизию ресурсов, чтобы знать, на что она способна. Причем имеющиеся ресурсы нужно оценить объективно: не по принципу, сколько в Минюст подано, а реально оценить, сколько из имеющихся «штыков» работоспособны», - полагает Александр Федута.

    Напомним, что рабочая группа по выработке процедуры определения «единого кандидата» в президенты от демократических сил рекомендует провести определение «единого кандидата» на двухуровневой основе. На первом этапе предлагается провести праймериз, в ходе которого сами избиратели смогут проголосовать в пользу того или иного кандидата от демократических сил. К участию в праймериз планируется привлечь не менее 100 тыс. избирателей.

    Предполагается, что праймериз пройдет в апреле 2010 года, а в конце мая в случае необходимости – Конгресс демсил. На Конгрессе демсил, если во время праймериз никто не получит более 50% голосов, будет избираться «единый кандидат» от демсил для участия в президентских выборах. Формировать Конгресс демсил планируется по пропорциональному принципу.

    Кандидаты, участвующие в праймериз, смогут пригласить на Конгресс демсил количество делегатов, соизмеримое с результатами предварительного голосования. «Если за кандидата проголосует в ходе праймериз 30% избирателей, соответственно, на Конгресс он сможет пригласить 30% делегатов», - сообщил «БДГ» Лев Марголин, возглавляющий рабочую группу по выработке процедуры определения «единого кандидата» в президенты от демократических сил.

    Праймериз в России

    "Единая Россия" намерена сделать предварительные внутрипартийные выборы - так называемые "праймериз" - обязательными для всех своих кандидатов на выборах всех уровней.

    Соответствующее решение было принято бюро высшего совета партии, которое рекомендовало президиуму генсовета "Единой России" сделать праймериз "неотъемлемой частью" выборов всех уровней, в том числе муниципальных.

    Как отметил секретарь президиума генсовета Вячеслав Володин, если ранее праймериз редко проводились в муниципалитетах, то теперь "муниципальный уровень будет задействован повсеместно".

    Ожидается, что в ближайшее время президиум генсовета "Единой России" примет официальное положение, регулирующее проведение праймериз на выборах в местные органы самоуправления.

    Праймериз будут проводиться перед октябрьским единым днем голосования в ряде регионов России. 11 октября выборы депутатов городских законодательных собраний пройдут в Архангельске, Благовещенске, Грозном, Иркутске, Йошкар-Оле, Кургане, Магасе, Москве, а региональных - в Республике Марий Эл и Тульской области.

    Вводимая "Единой Россией" практика праймериз предусматривает, что уже в начале июля региональные организации составят расширенные списки кандидатов, а затем претенденты будут соревноваться между собой за право быть включенными в окончательный список на выборах.

    Сторонники праймериз считают, что эта процедура сможет повысить известность кандидатов, сделать их узнаваемыми в глазах избирателей. Кроме того, усилится внутрипартийная конкуренция, которая позволит отобрать лучших. Напомним, что первые праймериз "Единая Россия" провела в августе 2007 года перед осенними выборами в Государственную думу.

    Праймериз в Украине

    Комитет избирателей Украины начинает всеукраинскую просветительскую акцию "Национальные праймериз-2009. Модельное голосование по открытым спискам". Об этом заявил глава правления Комитета Александр Черненко.

    По его словам, один из этапов реализации проекта предполагает "голосование" в Сети Интернет: будет создан специальный веб-ресурс, где каждый желающий пользователь сможет найти свой регион для "голосования" и избрать одного из кандидатов в этом регионе. С целью избежания искусственных "накруток" допускается ограниченное количество "голосований" с одного IP-адреса. На сайте также будет содержаться информация, которая будет разъяснять избирателям особенности избирательной системы по открытым спискам.

    А.Черненко подчеркнул, что целью проекта является просветительская кампания по разъяснению особенностей избирательной системы по открытым региональным спискам и популяризация внедрения "открытых списков" среди избирателей.

    "Сегодня в Украине развернулась дискуссия по поводу целесообразности проведения выборов народных депутатов с использованием открытых списков. У этой инициативы - значительное количество противников. Очень часто приходится слышать, что украинцы не готовы к изменению избирательной системы и не смогут разобраться в особенностях голосования по открытым спискам. КИУ считает, что политики уже не впервые объясняют свое нежелание каких бы то ни было реформ неготовностью граждан к этим реформам. Поэтому проект КИУ призван разъяснить избирателям, что такое "открытые списки" и каким образом они могут повлиять на качество депутатского корпуса", - подчеркнул А.Черненко.

    Реализацию проекта Комитет избирателей Украины планирует проводить в несколько этапов. Один из них предусматривает формирование региональных "списков кандидатов" от политических сил в каждом из 27 регионов Украины. КИУ обратится к местным ячейкам самых рейтинговых политических сил с просьбой предложить свои кандидатуры. Если политическая сила проигнорирует обращение, то областные отделения Комитета самостоятельно сформируют такие списки на основании экспертных оценок.

    Еще одним этапом реализации проекта является создание "модельного" участка и голосование на нем. В Киеве будет воспроизведена модель настоящего участка с "членами комиссий" и "избирателями", которые полностью выполнят процедуру голосования и подсчета голосов по новой избирательной системе. Голосование на "модельном" участке призвано дать понимание сложности новой процедуры для избирателей и членов комиссий, определить необходимый для голосования и подсчета голосов время и очертить круг проблем, которые могут возникнуть, - говорят в Комитете избирателей.

    Помимо этого, проект предполагает проведение "уличных голосований" в 10 регионах Украины. В каждой из 10 областей будет работать несколько пунктов, где граждане смогут "проголосовать" за любого из кандидатов, включенных в региональный список политической силы.

    Руководство Комитета избирателей Украины заверяет, что все события, связанные с проведением "праймериз", будут происходить открыто, с привлечением наибольшего количества центральных и региональных СМИ и всех заинтересованных лиц.

    Праймериз в Беларуси

    В Беларуси кандидат будет выбираться не внутри одной партии, а в рамках демократических сил, иначе говоря - коалиции политических оппонентов власти.

    О количестве претендентов и структурах, которые будут участвовать в праймериз, говорить пока преждевременно. И вовсе не факт, что, например, Партия БНФ, участвующая в разработке процедуры определения единого кандидата, смирится, если таковым станет представитель ПКБ. С другой стороны, высока вероятность самовыдвижения лидера коммунистов Сергея Калякина, если его не изберут единым. Многое станет ясно в сентябре, когда обе партии, между которыми велики идеологические трения, проведут свои съезды.

    Пока же положение о выдвижении единого кандидата от демократических сил будет направлено на утверждение организациям, представители которых разрабатывали этот документ. "Каждая из них должна для себя определиться, устраивает ее эта процедура или не устраивает. Если устраивает, то на заседании своего руководящего органа она ратифицирует документ и сообщает, что принимает в ней участие", - сообщил руководитель рабочей группы по выработке процедуры Лев Марголин.

    Для участия в праймериз кандидат должен соответствовать набору требований:

    владеть обоими государственными языками;

    сделать публичное заявление о том, почему Александр Лукашенко не может быть президентом;

    внести денежное пожертвование (говорится о сумме в пять тысяч долларов) в общий фонд информационной поддержки.

    С октября 2009-го по апрель 2010 года зарегистрированные претенденты будут проводить агитационную кампанию. Сами праймериз пройдут в апреле будущего года. По мнению Льва Марголина, в них примут участие 5-7 претендентов.

    Политик ставит перед праймериз достаточно высокие цели. "Мы надеемся, участие в предварительных выборах примут около 100 тысяч избирателей. Это наша цель: именно столько подписей необходимо будет собрать для регистрации кандидатом в президенты на выборах. Но даже если в результате противодействия властей проголосуют за демократического кандидата 10-15 тысяч, избиратель будет знать об инициативе ОДС", - рассуждает он.

    В то же время Марголин не исключает, что ни один из претендентов не наберет более 50% голосов. В этом случае потребуется второй этап - Конгресс демократических сил. Участники праймериз смогут пригласить на конгресс определенное число делегатов (квота будет соизмерима с результатами предварительного голосования).

    Политолог Виталий Силицкий считает, что проведение праймериз в планируемом ОДС объеме маловероятно. "Белорусские партии просто не обладают инфраструктурой для этого", - подчеркивает он.

    Силицкий сомневается, что создаваемые ОДС избирательные комиссии смогут обеспечить объективность при подсчете голосов. Кроме того, считает он, сомнительным выглядит и возможность взаимопонимания между членами ОДС во время праймериз.

    Политолог также отметил, что проведение праймериз могло бы иметь успех в случае наличия одного сильного лидера. "Тогда такая кампания могла бы стать успешной пиар-акцией и привлекла бы внимание общественности. В ситуации, когда такой лидер отсутствует, проведение праймериз не имеет большого значения", - считает Силицкий.

    Политолог Виктор Чернов считает идею ОДС провести праймериз "достаточно утопичной" в современных белорусских условиях.

    "Сами по себе праймериз - хорошая процедура. Но решить возложенные задачи она может только в условиях демократии, - считает эксперт. - В белорусских недемократических условиях на участки для голосования во время праймериз придут не простые избиратели, а ангажированные люди - члены политических партий, их друзья или знакомые".

    По мнению Чернова, праймериз в исполнении ОДС не смогут решить свою главную задачу - определить наиболее популярного у населения оппозиционного политика.

    "В результате праймериз демократические силы узнают не электоральные предпочтения населения, а наиболее дееспособную в ОДС структуру, которая смогла лучше провести агитационную кампанию среди своих сторонников", - подчеркивает он.

    "ОДС получит наиболее симпатичного кандидата для большинства участников структуры. Но то, что этот кандидат станет таким и для населения - не факт", - резюмирует политолог.

    Вместе с тем Чернов считает, что проведение праймериз - это шаг вперед по сравнению с определением единого кандидата на конгрессах, как это было сделано в июне на Конгрессе европейского выбора в отношении Николая Статкевича и как это может быть сделано в ноябре на Белорусском европейском форуме в отношении Александра Милинкевича.

    Чернов подчеркивает, что оппозиции при выборе единого кандидата пора перестать руководствоваться предпочтениями только своих структур. " Лучше, если бы каждый лидер политической партии своими силами проводил разные кампании - информационные, для популяризации идей демократии и так далее. По их итогам можно было бы провести исследования для определения перспективности вероятного кандидата с привлечением нескольких социологических структур. По итогам исследования стоило бы определить единого кандидата, причем не обязательно через конгресс", - считает политолог.

    Отмечая активность оппозиционных структур накануне президентских выборов, политологи вместе с тем говорят об условности статуса единого кандидата. Участие в выборах по крайней мере двух оппозиционных кандидатов - Милинкевича и представителя ОДС - сейчас мало у кого вызывает сомнение. А потому в любом случае голоса оппозиционного электората будут разделены, что на руку действующей власти.

    Источники

    ВикиПедия – свободная энциклопедия

    РиаНовости - Новости политики, цитаты недели, рейтинги политиков

    Юридическая Россия – сайт по юридическим вопросам

    Виборы – информационный портал

    Рамблер - масмедиа


    Просмотров 40628
    Терм 01

    Опубликовано на ForexAW.com 20.10.2009 - 07:54

    Последнее редактирование 20.08.2013 - 04:00


    Перепечатка материалов без прямой ссылки на ForexAW.com запрещена
    © ForexAW.com
    Партнерство
    Карта сайта
    Реклама